Социальное евангелие

Я написала новую фундаментальную статью энциклопедического типа. Она посвящена движению социального евангелия.

Дети работают на заводе, Черривайлл, Северная Каролина (Льюис Хайн, 1908)

Дети работают на заводе, Черривайлл, Северная Каролина (Льюис Хайн, 1908)

Социальное евангелие (социальный евангелизм, social gospel — англ.) — религиозное социально-реформаторское движение США конца XIX — начала XX века[1][2] (распространилось также в Канаде[3]). Согласно энциклопедии Британника, временные рамки развития социального евангелия приходятся примерно с 1870 по 1920 годы[2]. Пик развития движения относится к началу XX века. После Первой мировой войны социальное евангелие пошло на спад, однако в дальнейшем его идеи оказывали влияние на движение за гражданские права в США, экуменические движения и продолжают сохранять влияние до сих пор[1][4].

Исторический контекст

Движение социального евангелия стало ответом на проблемы, возникшие в американском обществе в связи с быстрым ростом индустриализации, урбанизации и увеличением притока эммигрантов в период «позолоченного века» — эпохи, которая характеризуется быстрым ростом экономики и численности населения США в конце XIX века (1870-1900-е годы)[1][5]. Эта эпоха после депрессии американской экономики 1893-1897 годов перешла в эпоху прогрессивизма, который проявился в широкой социальной активности и политических реформах (1890-1920-е годы).

"Пять центов место" ("Five Cents a Spot"). Жильцы переполненной квартиры в трущобе Байярд Стрит, Нью-Йорк (Якоб Риис, 1889)

«Пять центов место» («Five Cents a Spot»). Жильцы переполненной квартиры в трущобе Байярд Стрит, Нью-Йорк (Якоб Риис, 1889)

Экономический кризис привел к большому разрыву между уровнем жизни малочисленного состоятельного слоя и подавляющего большинства американских трудящихся. Индустриализация умножила ряды рабочего класса, но при этом создала множество проблем, связанных с социальным неравенством. «В Америке началась эра — эра архимиллионеров и денежных королей неслыханной роскоши и великолепия и в то же время эра ужасающей бедности и суровой нищеты», — писал американский социалист Моррис Хилвит[6].

Ряды рабочих пополнял огромный поток имигрантов. К 1910 году рабочие-имигранты составляли более половины всей рабочей силы страны. После 1880 года основную массу имигрантов составляли люди, принадлежавшие в основном к средним классам из Южной и Восточной Европы, которые были интеллектуально готовы принимать и распространять идеи социальной справедливости. Революционные события в ряде стран Европы способствовали популярности социалистических идей, с которыми были знакомы новые имигранты в США. Рабочие создавали профсоюзы, боролись за свои права, устраивали забастовки, все больше проявлялись признаки социальных волнений[6]. В эпоху прогрессивизма требование социальных реформ охватило массы американского общества и привело к их проведению. Этой эпохе была свойственна оптимистичная вера в закономерность прогрессивного эволюционного развития общества и его лучшее будущее.

Американские церкви не оставались в стороне от общественных настроений: целый ряд деятелей разных церквей откликался на социальные проблемы через проповеди, чтение лекций, написание книг и различные благотворительные и социальные инициативы. На фоне этих процессов в американском обществе возникло и получило развитие движение социального евангелия, которое требовало достижения социальной справедливости: призывало к борьбе с экономическим неравенством, бедностью, эксплуатацией детского труда, расизмом и другими социальными проблемами. Оно добивалось реформ в области труда, таких как сокращение рабочей недели, получение достойной заработной платы, отмена детского труда, введение правил работы на предприятиях и так далее. В дальнейшем многие идеалы движения обрели воплощение в законах Нового курса — экономической политики президента Рузвельта, начатой с 1933 года[7]. Читать далее

Рождество и христианские ценности

В этом году я заметила, что с каждым годом мне все меньше хочется на Рождество (как и другие церковные праздники) посещать богослужение. Таких церквей, учение которых соответствует моим убеждениям, в России просто не существует. Но дело не только в этом. Я чувствую, что с каждым годом все меньше нуждаюсь в том, что принято считать религиозной практикой.

Когда такие процессы касаются общества в целом, это называют секуляризацией. Церковные иерархи часто клеймят секуляризацию как страшное зло, но в реальности ничего не могут с этим поделать, поскольку общество развивается по своим законам и остановить это развитие невозможно. Возможно лишь стремиться изменять церковь таким образом, чтобы она была ближе к светскому обществу, чтоб ее проповедь и цели отвечали реальным потребностям общества и индивидов, а не шло в противоречие с ними, то есть реформироваться. Изменить общество под себя церковь не может.

Перед новым годом центр социологических исследований Левады провел опрос об отношении людей к празднованию Рождества и выяснил, что всего 57% опрошенных собираются праздновать «православное» (по юлианскому календарю) Рождество, а из православных таких желающих 67%.

Эта статистика показательна тем, что вопрос не стоял о регулярном посещении храма, чтении молитв или Библии, участии в церковных обрядах, то есть о том, что обычно определяет вовлеченность человека в религию, показывает, насколько он религиозен. Вопрос стоял лишь о праздновании, без уточнения, как именно предполагается праздновать: будет ли это посещение храма во время рождественского богослужения, будет ли это домашнее застолье или что-то иное, что может делать светский человек. Результат опроса даже не показывает, сколько людей планировали отмечать Рождество в церковном понятии, а показывает лишь то, какое внимание воспоминанию праздника уделают люди в принципе. Выяснилось, что лишь половина опрошенных уделяют празднику значение, а из числа православных (считающих себя таковыми) — немного больше половины. Читать далее

Растущая популярность Папы Франциска в США

Франциск прибыл на аудиенцию в Ватикане 21.02.2015 / AFP

Прошло два года понтификата Папы Франциска. На его долю выпал непростой труд быть пастырем церкви, в которую входят люди различных, подчас — диаметрально противоположных, взглядов, проживающих во многих странах мира на разных континентах земного шара. Католическая церковь является самой крупной из всех христианских конфессий, и культура, традиционные представления, отношения со светским обществом, да и само светское общество, очень различаются в разных странах мира. Среди католиков есть как либералы, так и консерваторы, как те, кто требует реформ, так и те, кто склонен к традиционализму.

При этом не секрет, что предшествующий Папа Бенедикт XVI получил немало негативных оценок за чрезмерный консерватизм, и от Папы Франциска многие ожидали реформ. Однако, проводить реформы в такой огромной церкви — дело очень непростое: встречается как мощное сопротивление, так и существует опасность раскола.

Радикальных сдвигов в отношении реформ пока что нет, однако, очевидно, что понтификат Франциска открыл широкие двери для дискуссии среди католиков разных убеждений, и то, о чем раньше нельзя было говорить публично вслух, теперь стало возможным.

Among U.S. General Public, Seven-in-Ten Rate Francis Favorably

Исследований, показывающих, как оценивают деятельность Папы Франциска в разных странах, пока не существует. Но в США, стране, известной присутствием консерваторов и либералов, как в обществе, так и среди верующих (американское общество в подавляющей массе религиозно), проведены опросы об отношении к Папе Франциску. Результаты этих исследований показывают очень позитивное отношение к Папе Франциску среди различных групп американцев.

По-видимому, популярность Папы Франциска можно объяснить прежде всего социальной направленностью его речей, призывами к социальной справедливости, заботе о бедных, мигрантах и разных маргинальных группах, обличением коррупции, проповедями о покаянии, обращенными к мафии, и тому подобным, а также открытостью к обществу в целом. О результатах исследования растущих рейтингов Папы далее.

Pew Research Center: Популярность Папы Франциска в США продолжает расти

В течение двух лет популярность лидера католической церкви Папы Франциска продолжает расти среди американцев. Читать далее

Статистика роста церковного принятия гомосексуалов в США

Новый опрос в американских религиозных конгрегациях, сделанный исследователями Университетов Дьюка и Чикаго показал, что за последние годы большее число церквей стало дружественно по отношению к открытым парам геев и лесбиянок. Эти данные находятся в параллели с более широкой тенденцией роста общественного принятия гомосексуальности и однополых браков примерно за тот же период.

Доклад «Изменение американских конгрегаций» («Changing American Congregations»), являющийся частью продолжающегося проекта Национального исследования конгрегаций (National Congregations Study, сокр. — NCS) Научно-исследовательского центра религии и общественной жизни (Pew Research Center’s Religion & Public Life Project), финансирующего исследования, включил в себя опрос церковнослужителей и членов церквей 1331 конгрегации.

Опрос показал, что за период между 2006 и 2012 годами число конгрегаций, которые позволяют открытым парам геев и лесбиянок становиться своими полноправными членами, возросло от 37% до 48%. В дополнение к этому, число конгрегаций, которые разрешают открытым геям и лесбиянкам, являющимся их членами, занимать какое-либо лидирующее положение, также увеличилось — с 18% в 2006 до 26% в 2012 году.

Этот рост дружественности в конгрегациях соответствует тому, как американцы за последние годы стали в гораздо большей степени принимать геев и лесбиянок. К примеру, в соответствии с данным Исследовательского центра Pew, процент взрослого населения США, считающего, что общество должно принимать гомосексуальность, возрос с 51% в 2006 до 62% в 2014 году. Читать далее

Растущая агрессия

Пришла в голову мысль, которая, возможно, для многих не является открытием. Но всё же это важно. Наше общество погрузилось в пучину агрессии.

Вчера нападали на дружественных Украине питерцев, которые вышли на одиночные пикеты. Одиночные пикеты разрешается проводить без всякого согласования. А граждане имеют право высказывать свою позицию.

Во время этой акции напали на журналиста «Эха Москвы» в Петербурге. Журналист попал в больницу с подозрением на сотрясение мозга.

Сегодня сообщается, что во время предвыборной кампании напали на волонтёров кандидата Яблока. У них отняли агитационные материалы и им угрожали.

Мы уже привыкли к агрессии в сети интернета. Привыкли к ругани и оскорблениям. Такое общение людей вошло в норму. Но этим ограничиться не может. Агрессия выплёскивается не только в интернете. Она выплёскивается в ругань в жизни, в разрушение отношений между людьми. Теперь агрессия выплёскивается уже в физическое насилие.

Во всём виновата агрессивная госпропаганда. Фактически в этом виновата власть, поддерживающая агрессию против Украины.

Уже кое-кто из психологов высказывался о том, что госпропаганда плохо влияет на психику и здоровье людей. Коротко скажу сейчас я тоже.

Посредством пропаганды народ получает мощное воздействие на эмоции. У людей возникает возмущение, злоба, страх. Те, кому свои эмоции выплеснуть некуда, получают выброс адреналина, что повышает давление, влияет на сердечно-сосудистую систему и так далее. Это особенно опасно для немолодых людей. Хотя и молодые люди не все имеют устойчивость к стрессам. Результат — удар по психике и здоровью.

Люди, не верящие госпропаганде, подвержены негативным эмоциям не меньше, чем верящие «зомбоящику». Если верящие пропаганде возмущаются «преступлениям киевской хунты», то оппозиционно настроенные граждане переживают от того, что видят, куда катится Россия. Они лучше понимают ситуацию с политикой и с экономикой. Они возмущаются тому, что творят представители российской власти. Они боятся за будущее России.

Я думаю, что в результате все граждане: как верящие власти, так и оппозиционеры, как те, кто против Украины, так и те, кто поддерживает Украину, получают одинаковый удар по психике и здоровью. Мотивы их реагирования на события разные, но результат один и тот же.

Кому же от этого хорошо? Да только тем политическим авантюристам, сидящим во власти и в СМИ, которые заботятся лишь о самих себе. Они получают выгоду от того, что разрушают психику и здоровье своих граждан, разрушают отношения между людьми, накорню разрушают толерантность людей. Итогом этого оказываются пока отдельные стычки, но неизвестно, к чему это может привести в будущем.

Я уже не говорю, что эти политиканы разрушают экономику страны, перспективы её развития, отношения между государствами. Имидж России на международной арене, доверие к России, уже безнадёжно разрушены. А мир стоит на грани крупномасштабной войны, могущей оказаться третьей мировой.

Кому в итоге это принесёт пользу?

Суд уже начался: комментарий к текущим событиям в России

Андрей Макаревич посетил несколько городов охваченного войной Донбасса, привёз людям гуманитарную помощь и дал небольшой концерт детям беженцев. Факт выступления артиста в украинских городах стал поводом для федеральных СМИ обвинять его в поддержке «фашизма» и в связях с «бандеровцами». Депутат Госдумы Евгений Федоров потребовал лишить артиста всех государственных наград, Виталий Милонов предложил запретить ему выступать с концертами в России, а кто-то даже стал говорить, что его надо совсем лишить российского гражданства и выслать жить в Украину.

Такая кампания травли против Андрея Макаревича начинается уже не впервые.  Весной поводом было его участие в антивоенном митинге оппозиции, на котором большое число москвичей выступило с осуждением решения Совбеза России разрешить ввод войск в Украину, а Макаревич на этом митинге дал несколько интервью. Тогда была открыта петиция с требованием лишить Макаревича всех наград, которая набрала 23000 подписей.

Сам по себе факт такой травли показывает, что представители российской власти, которые эту кампанию против Макаревича развернули, рассматривают отношения между Россией и Украиной как войну. Ведь это в военное время поддержку противоположной стороны считают за преступление. У нас формально войны вроде бы нет, но, видимо, даже и представители власти считают, что Россия воюет против Украины. Иначе за что ополчились против артиста?

Понятно, что вся эта травля ещё раз показывает, насколько низко упала российская власть: упала она морально уже ниже плинтуса. Эта власть, эти ура-патриоты, все эти российские шовинисты — это уже сплошное позорище и нравственное уродство.

Сегодня я поняла, что мы живём в особенное время. Это время огромной ответственности. Это время, которое проверяет, кто есть кто. Подобно тому, как в Евангелии описывается суд Божий, который отделяет овец от козлов, и пшеницу от плевелов, так и сейчас люди определяются, что они из себя представляют, на какой они стороне. Это разделение происходит соответственно тому, как каждый из нас реагирует на текущие события.

Ведь именно тогда, когда мы сталкиваемся с оголтелой толпой, когда мы сталкиваемся с пропагандой катастрофических масштабов, когда мы сталкиваемся с аморальной политикой власти нашей страны, когда мы сталкиваемся с такими мощными силами, — именно в такие моменты истории и выясняется, кто есть кто и кто чего стоит.

Евангелие описывает травлю Праведника, толпу, которая требовала его распять, и прокуратора, который отдал этот приказ лишь потому, что его предупредили: «иначе ты не друг кесарю». Подумайте: в Библии описано много таких картин, которые можно рассматривать как архетипы на все времена.

В нацистской Германии тоже была толпа, которая впадала в восторженный экстаз от речей фюрера. Там были высокие рейтинги поддерживавших его. Было это не только там. В истории много подобных случаев. Позднее небольшое число тех, кто сопротивлялся, кто был не согласен, кто считался предателем на фоне этого всеобщего воодушевления, кого травили, сажали, казнили за несогласие, — они становились героями, когда это время кончалось.

Я совершенно уверена, что так будет и с нашей страной. Россия станет когда-нибудь цивилизованной. Тогда вся эта грязная и мерзкая толпа и в первую очередь те, кто за это ответственен, все они будут преданы позору. Те же, кто был несогласен и кто сопротивлялся, они будут восприниматься противоположно: как люди, заслуживающие почёта, уважения и благодарности.

Рано или поздно это случится. Мы можем это называть судом истории. Мы можем верить в суд Божий. Неважно, как именно мы это назовём. Главное — что это будет, а суд этот уже происходит реально. Суд уже начался. Он осуществляется в наших действиях, нашей реакции на события, которые мы наблюдаем.

Я это пишу не только о травле Андрея Макаревича, но и обо всём том, что сейчас творится в нашей стране.

То, как мы реагируем, показывает, кто мы есть. Мы сами определяем, кто мы есть: являемся ли мы грязью — теми, кто с удовольствием принимает участие в отвратительных делах, или же у нас есть чувство достоинства отвернуться от этого, потому что мы осознаём, насколько ужасно то, что творят представители власти и окружающая их толпа халуев.

Можно найти немало ссылок. Я приведу лишь четыре:
* ЗвукиРу: Рагу из синей птицы третьей свежести
* Интервью Андрея Макаревича корреспонденту Радио Свободы: «Очень похоже на советские времена»
* Интервью Андрея Макаревича каналу Дождь: «Они уже меня совершенно достали»
* Сергей Митрохин: Травля Макаревича — это и есть фашизм

Исследователи заключили: религиозные люди менее интеллектуальны, чем неверующие

Британская газета The Independent опубликовала на днях статью под заголовком Religious people are less intelligent than atheists, according to analysis of scores of scientific studies stretching back over decades («Религиозные люди менее интеллектуальны, чем атеисты, согласно анализу множества научных исследований на протяжении десятилетий»).

Новый обзор 63 научных исследований, охватывающих период на протяжении десятилетий, приводит к заключению, что религиозные люди менее интеллектуальны, чем неверующие.

Статья об аналитических исследованиях Университета Ротчестера, которыми руководил профессор Мирон Цукерман, обосновывает «надёжную отрицательную связь между интеллектом и религиозностью» в 53-х из 63-х исследованиях.

Согласно исследованию под названием «Связь между интеллектом и религиозностью: мета-анализ и некоторые предположительные объяснения», опубликованному в журнале «Обзор психологии личности и социальной психологии», даже в раннем возрасте ребёнок с более развитым интеллектом более вероятно будет отворачиваться от религии.

В пожилом возрасте люди с интеллектом выше среднего менее склонны быть верующими, также обнаружили учёные.

В одном из исследований, используемых в работе Цукермана, проводится анализ веры 1500 людей, которые были одарёнными детьми с IQ более 135, на протяжении всей их последующей жизни.

Исследование было начато в 1921 году и продолжается до сих пор. Даже в глубокой старости субъекты исследования имеют значительно более низкий уровень религиозных убеждений, чем население в среднем. Читать далее

Что такое религия и вера, и в чём их смысл?

Статья написана в феврале 2008 г.
На фото В.И.Гараджа

В этой статье мне хочется поразмышлять о том, что такое вера, и что такое религия: одно ли это и то же или нет, и если нет, то есть ли между ними что-то общее? Что означает сказать о своей религиозной (или церковной) принадлежности? И вообще: по каким причинам человек принадлежит той или иной религии? Плохо ли это или хорошо? Приносит ли религия какую-то пользу? И вообще зачем нужна религия?

Начну с последнего вопроса. В книге В.И. Гараджи «Социология религии» есть подраздел под названием «Функции религии». Там Гараджа выделяет несколько общих функций религий: интеграция общества (объединение людей на основе общей религии, общих ценностей), создание правовых норм общества (в том числе и морали), смыслополагание  (по М.Веберу: религия придаёт смысл событиям жизни человека и его поступков).

«Функцию значения, или смыслополагания, — пишет Гараджа, — М. Вебер рассматривал как основную во всех религиях. Религия даст такую картину мира, такое понимание мироустройства, в котором несправедливость, страдание и смерть выглядят как имеющие некое значение в «конечной перспективе».

… Но она может иметь и другие грани, служа напоминанием о том, например, что человек живет не одним только днем сегодняшним и не должен довольствоваться заботой о настоящем, помнить о цели человеческой жизни в целом, — таким образом конкретизируется смысл жизни и применительно к данной конкретной личности, и — группе или обществу.

Религия с этой точки зрения — призыв к осмысленной жизни (или точнее — один из призывов). Проблема заключается в осуществлении этого призыва, в том, чтобы найти действенные пути, найти такие средства, которые, делая осмысленной жизнь одних индивидов или групп, не создавали бы больших трудностей для развития других. Таким образом, для социолога важно установить не только функцию как призыв, но и функцию как более или менее действенный по отношению к обществу механизм. История свидетельствует о призывах к гуманности и о том, что все вновь и вновь появляются негуманные, к сожалению, люди.» Читать далее

Дихотомия «церковь» и «секта» в социологии

Эта статья написана в феврале 2008 г. на основе материалов по социологии религии, представленных в известном учебном пособии В.И. Гараджи «Социология религии».

Для справки: Гараджа Виктор Иванович (р. 01.09.1929) — философ и социолог, спец. по методологическим и теор. проблемам религиоведения; д-р филос. наук, проф. Осн. направление иссл. — филос.-социол. анализ религ. сознания в системе культуры, в его взаимосвязях с филос. мыслью, научным знанием, этич. учениями; действ. чл. РАО. Окончил филос. ф-т МГУ (1952), преподавал там же, затем работал в Ин-те научного атеизма АОН и в Инст. Философии РАН. С 1993 — проф. социол. ф-та МГУ.

В.И. Гараджа рассматривает религии и религиозные организации как учёный, то есть анализирует их с точки зрения социологической науки, а так же и других достижений изучения религии, сделанных ранее выдающимися исследователями.

«Церковь — человеческая организация, — пишет Гараджа, — Даже с точки зрения теологии если и не только человеческая, то все же и человеческая. Цели существования и деятельности церкви, как она их сама понимает, выходят за рамки земной ситуации человека (спасение души и обретение вечного блаженства) и позволяют объединять людей чем-то большим, чем только межчеловеческие связи и отношения — мистическим единством в боге. И все же церковь складывается из межчеловеческих отношений: ее члены — люди и ее организационные проблемы в значительной степени те же, что и организационные проблемы других объединений. Таким образом, социология религии имеет реальное основание рассматривать структуру церкви в контексте социологии организаций. Читать далее