Tag Archives: апостол Павел

Интерпретации текста Послания римлянам 1:26-27

Стандартный

Апостол Павел, Эль Греко

Два стиха, 26 и 27, из первой главы Послания апостола Павла римлянам, являются, возможно, самыми дискуссионными из всех пассажей Библии, имеющих отношение к теме гомосексуальности.

В контексте всей первой главы этого послания апостол Павел излагал представление о пагубном влиянии идолопоклонства на нравы языческих (нееврейских) народов[1]. Среди множества пороков, являющихся, по мнению Павла, последствием неверия, упомянуто поведение, которое традиционно понималось в богословии как однополый секс мужчин и женщин. В настоящее время эта интерпретация вызывает немало вопросов со стороны критиков, главным образом по поводу соотношения значения текста первого века с современными представлениями о гомосексуальности.

В синодальном переводе указанные строки о язычниках звучат так: «Потому предал их Бог постыдным страстям: женщины их заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение».

Традиционная трактовка слов апостола Павла предполагает, что он хотел осудить однополые акты как таковые, независимо от их характера, обстоятельств и времени. Консервативные богословы, которые защищают эту трактовку, утверждают, что слова Павла являются универсальным осуждением всех видов гомосексуальных отношений на все времена. Оппонирующие им либеральные богословы, а также современные исследователи религии, изучающие этот вопрос, рассматривают, о чем и почему говорил Павел в культурно-историческом контексте, не применяя этот текст на все виды случаев[2].

Широкая дискуссия о гомосексуальности и гомосексуальных отношениях среди исследователей по поводу значения строк Послания римлянам 1:26-27 сосредоточена на древних и современных представлениях о том, что является природным или естественным и против природы или противоестественным.

Read the rest of this entry

Реклама

«Malakoi» и «Arsenokoitai» в текстах апостола Павла. Интерпретации термина «Arsenokoitai»

Стандартный

Возлежащий на пиру мужчина и обнаженный мальчик, играющий на авлосе. Художник Еваион, 460—450 г. до н.э., хранится в Лувре

В первой части обзора о переводах и интерпретациях терминов апостола Павла μαλακοὶ и ἀρσενοκοῖται (из 1 Коринфянам 6:9) рассказывалось о разнообразии в понимании термина μαλακοὶ. Значение термина ἀρσενοκοῖται, представленного в синодальном переводе как «мужеложники», также является предметом обсуждений и дискуссий[1].

Интерпретация этого слова затруднена тем, что оно, как и μαλακοὶ, употребляется лишь в списке грехов, но не содержится внутри контекста, из которого можно было бы понять точный смысл. Исследователи, такие как, к примеру, финский библеист Мартти Ниссинен (Martti Nissinen) и другие, отмечают, что апостол Павел употребил слово ἀρσενοκοῖται впервые: оно не встречалось в литературе раньше, что в большей степени усложняет понимание[2].

Во многих старых традиционных переводах этот термин подразумевает мужчин, вступающих в сексуальные отношения с мужчинами, хотя это выражается разнообразными оборотами, а не вполне прямым текстом. Например, в английском: «злоупотребляющие собой с мужчинами», без указания, что это мужчины (abusers of themselves with mankynd, переводы 1525, 1539, 1611 г. и др.), аналогично — «лежащие с мужчинами» (liers with mankinde, 1568, 1609 г.) или же просто «содомский грех» (synne of Sodom, 1508 г.) без конкретного указания греха и «содомиты» (sodomites, 1898 г.)[3].

В некоторых старых переводах на европейские языки (XVII — XVIII и до начала XX в.) употреблены такие выражения как «грешащие против природы» и «грешащие противоестественно»[4]. Значение таких оборотов в то время могло включать в себя гомосексуальные действия. Однако, исторически не только такие действия входили в представления о том, что «против природы», но любые сексуальные действия, не направленные на воспроизводство потомства, а иногда даже «нетрадиционные» позы в вагинальных гетеросексуальных актах. Поэтому смысл выражений, указывающих на «неестественность» и «противоестественность», в исторической традиции заведомо шире, чем только однополые акты.

Среди старых переводов перевод инициатора протестантской Реформации Мартина Лютера на немецкий язык 1545 г. (Библия Лютера) предлагает иную версию, используя слово Knabenschänder — «растлитель мальчиков» или «насилующий мальчиков» (от слова Knaben — «мальчик»)[3]. Такая версия могла подразумевать древнегреческую педерастию. (Напомню, что также передается в переводе Мартина Лютера Левит 18:22: «не ложись с мальчиком, как с женщиной»). Одновременно буква текста этого перевода слов Павла близка по смыслу к тому, что сейчас характеризуется как педофилия. В период средневековья (как и в настоящем времени) было известно немало случаев сексуальных злоупотреблений мальчиками со стороны безбрачного духовенства[5].

Read the rest of this entry

«Malakoi» и «Arsenokoitai» в текстах апостола Павла. Интерпретации термина «Malakoi»

Стандартный

В Новом Завете тексты, имеющие отношение к дискуссии по теме «Библия и гомосексуальность», содержатся в посланиях апостола Павла. Первый из этих текстов находится в 6-й главе Первого послания Коринфянам, 9-м стихе. В контексте 1 Кор. 6:9-10 содержит список грехов, который в синодальном переводе звучит так: «Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники — Царства Божия не наследуют».

Многие комментаторы считают, что апостол Павел написал этот список, исходя из уже имеющихся списков грехов эллинистического иудаизма. Так, современник Павла Филон Александрийский использует такие списки более ста раз в своих произведениях[1]. Однако, такие списки также были общим проявлением греко-римской риторики[2][3].

В оригинале на греческом языке 9-й стих содержит два термина, значение которых является предметом бурных споров: ἀρσενοκοῖται (arsenokoitai), переведенный в синодальной версии как «мужеложники», и стоящий перед ним μαλακοὶ (malakoi), оставленный в синодальной версии вообще без какой-либо конкретной трактовки. В библейском тексте эти термины употреблены во множественном числе, их звучание в единственном числе: ἀρσενοκοίτης (arsenokoítēs) и μαλακός (malakos). Первый из этих терминов в форме ἀρσενοκοίταις (arsenokoitais) также содержится в Первом послании Тимофею (1 Тим. 1:10) — послании, которое современные исследователи (такие, как, например,  профессор религиоведения Университета Северной Каролины Барт Эрман) не относят к авторству апостола Павла[4], но которое вошло в христианский канон под его именем.

Переводы терминов ἀρσενοκοῖται и μαλακοὶ на английский и другие языки разнятся между собой в разных вариантах. Однако, ряд авторов традиционно интерпретирует эту пару как указание на мужчин, играющих активную и пассивную роль в однополом акте. По их мнению, ἀρσενοκοῖται подразумевает мужчин, играющих активную роль, а μαλακοὶ — мужчин, играющих пассивную роль[3][5]. Read the rest of this entry

Евангельское отношение к власти

Стандартный

Вторая заметка к публикации сборника Александра Грайцера «Тебе принадлежит свобода» в рассылке «Человек и религия в современном мире».

18 октября 2008

В сегодняшней главе рассматривается весьма сложная для верующих проблема отношения к власти. В широком смысле эта проблема связана с отношением к власти вообще, в узком – с отношением к власти в церкви. Саша рассматривает второй вариант, хотя понятно, что глобально речь можно вести об отношении к власти в любом сообществе, а не только в церкви.

Прежде, чем привести текст книги, мне бы хотелось, как и в прошлый раз, высказать некоторые свои соображения или уточнения по поводу обсуждаемого вопроса.

Что такое власть в принципе, и зачем она нужна?

Если мы обратимся к сугубо практической стороне вопроса, то понятно, что предназначение власти в любом сообществе – создание некоторого порядка во избежание анархии, во-первых, и, во-вторых, создание условий для продуктивной деятельности. К примеру, задача директора фабрики – создание упорядоченной деятельности, во-первых, и, во-вторых, создание условий для наибольшей продуктивности работы.

Теперь представьте себе такой случай, что рядом с директором находится неприятный и неудобный ему человек. Понятно, что может быть два варианта поведения директора: первый – избавиться от этой «занозы», которая ему мешает, и второй вариант – постараться найти с ним общий язык, поскольку этот человек может принести некоторую пользу работе. Весьма вероятно, что во втором случае директору придётся пойти на некоторые уступки и компромиссы. В религиозной терминологии это называется – «проявить смирение».

Сами понимаете, что чаще всего представителям власти хочется добиться совершенно противоположного: не самим идти на уступки и компромиссы («проявлять смирение»), а требовать этого от подчинённых. Отсюда рождается известный всем принцип – смирение есть способность подчиняться властям. Иногда этот принцип даже освящается божественным авторитетом, как, например, пишет об этом апостол Павел: «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся навлекут сами на себя осуждение». Read the rest of this entry

Библейские корни нетерпимости и насилия в вере

Стандартный

Эта статья написана в марте 2008 г.
На рисунке: войны Иисуса Навина

В наше время редко приходится слышать критику веры, Библии, истории христианства. Люди словно из одной крайности – крайности огульного атеизма и насмешек над верой – бросились в противоположную крайность. Сейчас принято называть себя верующими, и многие смотрят на историю церкви и христианства, словно сквозь «розовые очки». Однако на самом деле история христианства предстаёт отнюдь не в «розовом цвете». Она полна мрачных картин насилия, крови, дискриминации, разжигания межрелигиозной вражды и ненависти к инакомыслию. И помнить об этом нужно.

Нам кажется, что тоталитаризм советского времени явился как бы сам по себе, на пустом месте. Ещё глупее звучат рассуждения типа: «в Бога верить перестали, вот и получили», к которым нередко прибегают верующие.

Но в истории ничего не появляется просто так, на пустом месте. Всему есть свои причины. И в данном случае советская власть явилась ПРЕЕМНИЦЕЙ всего предшествующего исторического опыта. Она попросту унаследовала тоталитаризм предшествовавших времён, создав лишь свою новую идеологию.

В основе тоталитаризма и насилия лежит прежде всего тоталитарное МЫШЛЕНИЕ, сформированное в далёком прошлом. И одной из основ этого мышления является религиозность, построенная на идее «единственной» «истинной веры», религиозность, в которой прежде всего личность самого Бога выглядит тоталитарной. В этом состоит причина, почему верующие даже и в наше время с таким трудом воспринимают принципы гуманизма и свободы совести. Многие из них до сих пор утверждают, что гуманизм и свобода совести «от сатаны» и «идеология антихриста». К сожалению, стереотипы прежних времён изживаются с трудом.

Почему? Прежде всего, потому, что в немалой степени эти стереотипы питаются тем тоталитарным образом Бога, который запечатлён в священных книгах. Чтобы отказаться от этого образа, необходимо переосмыслить природу самих священных книг, признав, что они были отражением определённой исторической эпохи, а вовсе не эталоном морали на все времена. Read the rest of this entry

Доктрина о первородном грехе: так ли всё просто?

Стандартный

Эта статья написана в марте 2008 г.
На рисунке: картина Тициана

Вопрос об истинности или ошибочности доктрины первородного греха является наиболее серьёзным предметом разногласий между иудеями и мусульманами, с одной стороны, и христианами – с другой. В этой статье мне хочется представить все три позиции, чтобы дать информацию к размышлению уважаемых читателей и так же изложить своё личное рассуждение по этим точкам зрения.

Первое и, пожалуй, самое главное, что бросается в глаза и вызывает недоумение, — это сам термин. Первородный грех – это грех прародителя Адама, который каким-то образом передаётся его потомкам, по представлению христиан. Однако слово «грех» однозначно воспринимается всеми людьми как некоторое плохое действие, вследствие которого человек оказывается виновен перед Богом и/или перед людьми и несёт за эту вину личную ответственность. Естественное чувство справедливости напрочь отметает идею передачи вины по наследству и возложение ответственности за греховное деяние на кого-либо другого, кроме самого виновного. Осознают это обстоятельство и сами христиане. Read the rest of this entry

Образ Бога и отношение к греху: здоровая и нездоровая религиозность

Стандартный

Эта статья написана в феврале 2008 г.
На фото: Уильям Джеймс

Эти размышления на тему здоровой и нездоровой религиозности были навеяны материалами труда Уильяма Джеймса «Многообразие религиозного опыта». Поэтому я приведу вначале некоторые отрывки из этого труда:

«Большинство людей отличается врожденным, ничем не заглушимым стремлением к счастью. «Космические эмоции» неизбежно выливаются у них в форму несдержанного энтузиазма. … Такие люди были во все времена; они страстно верят своему чувству, говорящему им, что жизнь хороша, – верят, несмотря на личные неудачи и на те мрачные религиозные воззрения, среди которых они выросли. Их религиозная жизнь в самом основании своем есть единение с божеством. (…)

Для них Бог был источником свободы, и зло, благодаря Ему, утрачивало свое жало. Св. Франциск Ассизский и его ближайшие ученики – представители этого мировоззрения, в котором, конечно, есть бесчисленные оттенки. К этому же оптимистическому типу нужно отнести Руссо в его первых произведениях, Дидро, Бернардэна-де-Сен-Пьера и других вождей антихристианского течения ХVIII века. Их влияние объясняется главным образом известной привлекательностью их веры в то, что Природа абсолютно добра, если только вполне довериться ей.»

Интересно, что Джеймс упоминает антихристианских мыслителей как пример противостояния мрачному воззрению на природу человека. Вероятно, в этом есть правда: в христианском мировосприятии действительно присутствует некий пессимистичный элемент, хотя, вместе с этим, есть и много оптимистичного, о чём я хочу сказать далее. Read the rest of this entry