Христианство и аборт в современности

Стандартный
abortion-debate1

Дебаты об абортах в обществе

Современное христианство не имеет единой точки зрения на аборт. Католическая церковь запрещает аборты во всех случаях. Православные церкви при общем неодобрении абортов в некоторой мере смягчают отношение к абортам в особых случаях, таких как угроза жизни женщины. Протестантские церкви занимают очень разные позиции по абортам от осуждения любых абортов, кроме случаев угрозы жизни женщины, до признания абортов допустимыми в различных непростых обстоятельствах, вплоть до признания права выбора женщины, исходя из ее собственной совести. Однако, как правило, если протестантские церкви допускают аборты, то ограничивают их ранними сроками беременности, кроме экстренных случаев. Практически все церкви отвергают аборт как способ контроля рождаемости, отделяя аборт от контрацепции.

В связи с тем, что аборты исторически рассматривались в христианской традиции как форма убийства, современные консервативные церкви критикуют легализацию абортов государством и формируют движение за право на жизнь эмбриона (пролайф). Однако, часть протестантских церквей поддерживают легализацию абортов и движение за право выбора (прочойс). Такие либеральные церкви считают, что для снижения числа абортов необходимо создавать социальные и экономические условия, однако, выбор должен остаться за женщиной в ее конкретных жизненных обстоятельствах. Разделение христиан в отношении абортов обусловлено разными взглядами на статус плода: консервативные церкви с момента зачатия рассматривают эмбрион как человека, в то время как умеренные и либеральные церкви считают, что эмбрион постепенно превращается в человека, и защита жизни должна усиливаться по мере этого развития.

Современные дискуссии об абортах

Göttingen, Demonstration gegen § 218

Демонстрация против закона, запрещающего аборты в Германии (Гёттинген, 1988)

Современные дискуссии об абортах отличаются от традиционного церковного осуждения абортов. Традиционная христианская аргументация против абортов отталкивается от исторически авторитетных внутри церквей текстов. В то же время в современном обществе, где церковь чаще всего значительно отделена от государства, и где происходят процессы секуляризации, возникли новые представления, требующие осмысления и какого-либо ответа церквей. В частности, современное общество многих развитых стран мира в целом признало необходимость осуществления равенства полов и прав женщин. Право женщины на аборт, оставаясь для части общества спорным вопросом, тем не менее, рассматривается многими как важный аспект личной свободы. Современное общество стало уделять больше внимания вопросу сохранения здоровья женщины. Развитие науки позволило более эффективно контролировать рождаемость. Значительная часть современного общества, особенно в развитых странах, пришла к пониманию, что детей необходимо воспитывать, обеспечивать, уделять им внимание и заботу, а не просто рождать как на конвейере.

Все эти факторы вместе взятые изменили мышление людей и способствовали снижению социального неодобрения абортов, хотя одновременно вызвали споры. Легализация абортов, происходящая во многих странах мира, стала одним из основных вопросов, которые продолжают возбуждать горячие дебаты за и против, и которые служат толчком для развития движения за право выбора аборта (pro-choice или прочойс), с одной стороны, и движения за право на жизнь эмбриона (pro-life или пролайф), с другой стороны[1].

Традиционные аргументы
Подробно эта тема ранее была описана в статье: Взгляды на аборт в истории христианства 

Традиционная церковная аргументация против абортов опирается главным образом на неканонические тексты ранних христиан, такие как Дидахе или Послание Варнавы, и тексты множества отцов церкви как восточной, так и западной ветвей. Многие из этих текстов сравнивают аборт с убийством, и этот тезис уравнивания аборта и убийства стал главным аргументом консервативных христиан против абортов и современного пролайф-движения. Однако, он вызывает возражения тех, кто не рассматривает эмбрион как человека, тем более, что в истории христианства известны споры о том, когда эмбрион становится человеком, и этот вопрос не является однозначным даже для традиционного христианского богословия[1].

Другим непростым для осуждения абортов фактом является отсутствие каких-либо прямых упоминаний абортов в канонических книгах Библии. Ни в книгах Ветхого Завета, ни в книгах Нового не содержится никакой явной заповеди, запрещающей аборты. Существует одно место Библии, которое исторически рассматривается релевантным теме аборта: текст Исход 21:22-23. В русском синодальном переводе этот текст передается так: «Когда дерутся люди, и ударят беременную женщину, и она выкинет, но не будет [другого] вреда, то взять с [виновного] пеню, какую наложит на него муж той женщины, и он должен заплатить оную при посредниках; а если будет вред, то отдай душу за душу…». Хотя этот текст в традиционной версии говорит о выкидыше в результате драки, иудейская и христианская традиции применяют его в отношении абортов.

В христианской традиции, которая долго пользовалась ошибочным переводом этого текста на греческий язык Септуагинты[1], этот текст часто трактовался как утверждение того, что гибель сформированного плода должна рассматриваться как гибель человека («если ребенок полностью сформировался, то виновный должен отдать душу за душу»). В этой интерпретации, однако, гибель несформированного плода не приравнивалась к гибели человека («если ребенок выйдет вон, хотя он не полностью сформировался, то виновный будет должен заплатить штраф»). Иудейская традиция, пользующаяся оригиналом текста на иврите, где нет упоминания сформированного и несформированного плода, вообще не усматривает в нем намеков на уравнивание гибели плода и гибели человека. Оснований для такой интерпретации, которая приравнивает аборт к убийству, с точки зрения принятой в иудаизме традиции, данный текст не содержит[3][4].

Консервативные протестанты, входящие в пролайф-движение, однако, предлагают другую версию перевода и понимания этого текста. По их мнению, в тексте речь идет не о выкидыше, а о преждевременных в результате драки родах, которые могут привести к рождению живого ребенка, и в этом случае виновный лишь заплатит штраф. Если же младенец умирает, то виновный, согласно этой трактовке, должен быть наказан как убийца. Таким образом консервативные протестанты отстаивают концепцию о том, что нерожденный ребенок должен рассматриваться как человек[5][6]. Этот текст Библии для осуждения абортов часто используется в современном американском евангелизме[7].

На английском языке существуют разные переводы Библии. В ряде новых переводов (напр., New International Version, New Living Translation, New American Standard Bible, International Standard Version, NET Bible и др.) употреблено выражение, указывающее на преждевременные роды (birth prematurely). В некоторых других переводах (напр., English Standard Version) говорится о «выходе» ребенка (children come out) без уточнения, идет ли речь о выкидыше или преждевременных родах. Однако, традиционный английский перевод King James Bible и некоторые другие переводы (напр., American Standard Version, English Revised Version, еврейский перевод JPS Tanakh 1917) употребляют выражение, указывающее на выкидыш (fruit depart). Некоторые английские переводы (напр., New American Standard 1977, King James Bible 2000) прямо говорят о выкидыше (miscarriage) или о прерывании беременности (aborts в Jubilee Bible 2000).

Другие тексты Библии, которые используются в традиционном христианском богословии против абортов, говорят о младенцах в материнском организме: о том, что между младенцами во время внутриутробного развития и матерями существует связь, о том, что Бог знает и видит эмбрион, и что Бог участвует в сотворении человека в утробе матери[8][9]. Ярким примером такого текста является 138 псалом, где, обращаясь к Богу, сказано: «Ты устроил внутренности мои и соткал меня во чреве матери моей. … Не сокрыты были от Тебя кости мои, когда я созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы. Зародыш мой видели очи Твои; в Твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было» (138:13-16). В качестве другого примера можно также привести слова, сказанные от лица Бога в книге пророка Иеремии: «прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя: пророком для народов поставил тебя» (1:5). Аналогичные по смыслу тексты содержатся в некоторых других местах Библии. Релевантность таких текстов теме аборта может быть очевидной для одних и неочевидной для других читателей Библии, но для традиционного христианского богословия такие тексты имеют значение.

The_Embrace_of_Elizabeth_and_the_Virgin_Mary

Объятия Елизаветы и Девы Марии

Особое место в христианской традиции при обсуждении абортов занимает евангельский эпизод встречи Марии и Елизаветы, повествующий о том, что младенец Иоанн «взыграл во чреве» Елизаветы при приближении Марии, зачавшей Иисуса, а Мария в это время «исполнилась Духа Святого» и произнесла знаменитый Магнификат. Это евангельское повествование вместе с некоторыми другими библейскими упоминаниями о жизни младенцев в утробе матери для осуждения абортов использовал еще ранний христианский апологет Тертуллиан[10]. Известно его рассуждение в трактате «О душе», где он пытался доказать, что неродившийся младенец уже является человеческим существом: «Вот лоно Ревеки волнуется (Быт. 25: 22), а далеко ещё до времени родов. (…) Ликует Елисавета – её толкнул изнутри Иоанн (Лк. 1: 41-45). Прославляет Бога Мария – Христос внутри Её к этому побудил (Лк. 1: 46-55). Матери узнают своих детей, узнанные равным образом ими самими, конечно, живущими, обладавшими не только душой, но и духом. Так, ты читаешь голос Бога и к Иеремии: Прежде, чем Я тебя образовал во чреве, я познал тебя (Иер. 1: 5). Если Бог образовывает человека во чреве, то душу в него вдыхает так, как сделал это вначале: И образовал Бог человека и вдохнул в него дыхание жизни (Быт. 2: 7). Бог мог познать человека во чреве только всего целиком: И прежде, чем ты вышел из лона, Я освятил тебя (Иер. 1: 5), – неужели ещё остающегося неживым телом? Конечно нет: ведь Бог – Бог живых, а не мёртвых (Мф. 22: 32)»[11].

Мнение Тертуллиана о том, что эмбрион должен рассматриваться как человек с самого зачатия исторически не было общепринятым в христианском богословии. Такое использование библейских текстов по теме абортов продолжает применяться в ортодоксальных церквях, но частью христиан оно оспаривается. Согласно евангелию, при встрече Марии с Елизаветой Елизавета находилась уже на шестом месяце беременности и ощутила толчки младенца. В средневековой теологии было распространено мнение, что это происходит, когда плод получил человеческую душу[12]. Аналогичным образом «борьба» Исава и Иакова внутри тела Ревекки может интерпретироваться как событие на поздних сроках беременности, когда плод уже становится достаточно зрелым. Подобные интерпретации приобретают значение для тех современных христиан, которые допускают аборты на ранних сроках, но не на поздних.

Современные аргументы pro et contra

В современную эпоху богословские споры о времени получения плодом человеческой души, характерные для периода патристики и эпохи средневековья, перестали играть значимую роль в обществе[1]. Хотя концепция появления человеческой души во время зачатия еще употребляется как аргумент против абортов, в церковном богословии стал широко использоваться более наукообразный аргумент о том, что в зачатии возникает человеческая жизнь.

Prolife

Стопы плода, один из символов пролайф-движения (США)

Консервативное богословие и в целом пролайф-движение стали использовать биологические и медицинские открытия о раннем развитии плода как аргумент в пользу того, что эмбрион должен рассматриваться как человек[1]. Противники абортов утверждают, в частности, что эмбрион имеет много характеристик человеческого существа и прежде всего геном, в котором уже закодировано все развитие человека[13][14]. Помимо этого, в пролайф-движении распространение получил аргумент о страданиях, которые терпит обреченный на аборт плод. Одним из первых теоретиков этой концепции был Бернард Натансон, американский гинеколог, который снимал поведение плода перед абортом при помощи ультразвука. На основе этих записей был создан фильм («Безмолвный крик»), который использовался для агитации против абортов[15], но он был раскритикован представителями медицины[16]. Также противники абортов нередко указывают на негативные психические последствия абортов и на возможные физиологические нарушения здоровья у женщин после аборта.

Движение за право на аборт со своей стороны заявило, что плод не является человеческим существом, а женщина имеет право распоряжаться своим телом. В современный период возникли концепции, в которых статус плода стал рассматриваться в зависимости от таких свойств, как чувствительность, желания, разумность, самоосознание, возможность действий и отношений. Поскольку плод имеет мало таких свойств и не имеет их вообще на ранних стадиях после зачатия, участники прочойс-движения рассматривают ранний аборт как беспроблемный с моральной точки зрения. Поздний аборт, однако, многими был воспринят как худший случай, хотя некоторые теоретики сравнили поздний аборт с убийством животного[1].

pro-choice

Вешалка, символ прочойс-движения (Польша)

Участники прочойс-движения использовали, в частности, аргумент о том, что у эмбриона нет чувств до тех пор, пока не развилась нервная система. Также некоторые сторонники права на аборт высказали аргумент, что эмбрион не может рассматриваться человеком до тех пор, пока у него не разовьется форма тела. В конечном итоге современные дискуссии об абортах сосредоточились на главном вопросе, можно ли уподобить аборт убийству человеческого существа[1].

В ходе общественной дискуссии христиане частично разделились во мнениях. Для некоторого числа христиан, особенно протестантов, которые опираются только на Библию и не рассматривают тексты отцов церкви в качестве авторитета, отсутствие библейских заповедей запрета абортов и неопределенность времени превращения эмбриона в человека стали основанием допустить возможность абортов на ранних сроках беременности, по крайней мере, при наличии каких-либо уважительных причин. Хотя в целом христианство продолжает рассматривать аборт как явление неодобрительное и прискорбное, многие современные христиане признали, что бывают случаи, когда аборт может быть понят как меньшее зло[17]. К числу таких случаев значительное число современных христиан относит угрозу жизни или здоровья женщины, а также тяжелые патологии плода. Некоторая часть христиан, в основном протестанты, считает возможным более широкий спектр таких уважительных причин, при которых аборт может быть допустим, хотя и нежелателен. Наконец, часть современных христиан (по статистике в развитых странах они составляют меньшинство), в основном наиболее консервативные католики и православные, остаются на позиции, что аборты недопустимы при любых обстоятельствах, без всяких исключений.

Современная позиция по абортам в католичестве

Тема об отношении к абортам в католичестве ранее подробно была описана в статье Католичество и аборт, в связи с чем здесь изложены только основные идеи.

AntiAbortionDemonstration

Демонстрация против абортов в Мадриде (Испания), 2009

Современное учение католической церкви утверждает, что человеческая жизнь возникает во время зачатия, и в эмбрионе заложена идентичность человеческой личности[13]. Из этого положения католическая доктрина выводит требование защиты эмбриона, начиная с зачатия, и наделение его правами, равными с человеческой личностью, основным из которых является право на жизнь[8]. Однако, вопрос о времени появления человеческой души или о том, когда в действительности эмбрион становится человеком, в католической теологии остается открытым. Новая католическая энциклопедия по этому поводу утверждает: «После определенного этапа внутриутробного развития совершенно очевидно, что жизнь плода полностью человеческая. Хотя некоторые могут гадать, когда достигается этот этап, нет способа придти к этим знаниям по какому-либо известному признаку; и поскольку существует вероятность, что жизнь эмбриона является человеческой с момента его существования, целенаправленное ее завершение аморально»[18].

Современная католическая церковь занимает наиболее жесткую позицию в отношении абортов среди христианских церквей и других религий, запрещая аборты при любых обстоятельствах, включая такие как угроза жизни и здоровью женщины[19]. Каноническое право католической церкви объявляет совершивших аборты и всех, кто этому способствовал, включая врачей, отлученными от церкви в силу самого факта деяния[20]. Отлучение может быть снято посредством покаяния через исповедь[21]. Католическая иерархия выступает против легализации абортов и требует от католических политиков продвигать позицию церкви законодательно[22].

Многие современные католики, как показывают социологические опросы, не разделяют учение церкви о том, что аборты должны быть запрещены во всех без исключения случаях[23]. Самая большая поддержка церковного учения о полном запрете абортов проявляется среди африканских и азиатских католиков. Самое большое расхождение с церковным учением обнаруживается среди европейских католиков, большинство которых поддерживает право на аборт в некоторых случаях и значительно меньшее число которых разделяет поддержку запрета абортов во всех случаях[24].

Современная позиция по абортам в православии (случаи сложных обстоятельств)

Позиция современных православных церквей во многом аналогична католической, поскольку истоки православного учения, как и католического, лежат в патристике. Православие в общем случае осуждает аборты, приравнивая их к убийству. Однако, современные заявления, сделанные в ряде православных церквей, содержат более мягкую риторику по поводу особо сложных обстоятельств и экстренных случаев, особенно, таких как угроза жизни женщины. Поскольку православные церкви не имеют единого авторитетного центра, подобного папе в католичестве, позиции и заявления разных поместных церквей по некоторым вопросам могут в той или иной мере отличаться друг от друга. В данной статье рассматриваются несколько примеров заявлений, сделанных в разных поместных православных церквях по поводу абортов в сложных обстоятельствах.

Самым исключительным случаем абортов являются аборты, сделанные с целью спасения жизни женщины. В Основах социальной концепции Русской православной церкви по поводу аборта в случае угрозы жизни женщины говорится: «В случаях, когда существует прямая угроза жизни матери при продолжении беременности, особенно при наличии у нее других детей, в пастырской практике рекомендуется проявлять снисхождение. Женщина, прервавшая беременность в таких обстоятельствах, не отлучается от евхаристического общения с Церковью, но это общение обусловливается исполнением ею личного покаянного молитвенного правила, которое определяется священником, принимающим исповедь»[25]. Официальный документ РПЦ таким образом не говорит, что аборт в случае угрозы жизни женщины является правильным и не должен считаться грехом, а только указывает, что данное обстоятельство должно рассматриваться как смягчающее.

Похожее заявление другими словами содержится на официальном сайте Сербской православной церкви в Америке и Канаде. В заявлении об абортах, подписанном директором религиозного образования митрополии Среднего Запада США Сербской православной церкви преподобным Василием Враничем, утверждается: «Что касается сложных случаев, таких как, когда жизнь матери подвергается опасности беременностью, консенсус православного мнения заключается в том, что решение об аборте, вероятно, может быть сделано, но оно никоим образом не может быть легко оправдано как морально добродетельное. Лица, принимающие такое решение, должны покаяться за него и полагаться на милость Бога»[26].

В некоторых православных церквях, однако, священство занимает еще более мягкую позицию по поводу аборта в случае угрозы жизни женщины, прямо указывая, что аборт для спасения жизни женщины допустим. Такое заявление делает, например, Румынская православная церковь, хотя с оговоркой, что жизнь женщины сама по себе не ценнее, чем жизнь младенца. Официальный сайт Румынского патриархата утверждает: «Если жизнь матери действительно находится под угрозой беременностью или родами, приоритет следует отдать жизни женщины, но не потому, что ее жизнь имеет большую ценность сама по себе [в сравнении с жизнью плода], а из-за ее отношений и обязанностей к другим лицам, которые зависят от нее»[27].

Другим сложным обстоятельством, в котором возникает вопрос об аборте, является случай серьезной патологии плода. Православные церкви в целом не приветствуют аборты, сделанные по причине патологии плода. Однако, заявления православных пастырей об этой проблеме бывают разными. Так, в упомянутом заявлении преподобного Василия Вранича Сербской православной церкви аборты в таких случаях сравниваются с использованием нацистской доктрины евгеники[26]. В то же время на официальном сайте Румынской православной церкви об этом заявлено так: «В случае, когда генетическое исследование выявляет аномалию нерожденного ребенка, рекомендуется дать ребенку родиться, соблюдая его право на жизнь, но решение принадлежит семье после того, как врач и духовный отец проинформировали их обо всех моральных и [других] последствиях. Все эти вопросы должны решаться, исходя из соблюдения значимости присутствия инвалида в жизни каждого человека и общества»[27].

Отдельные православные священнослужители могут иметь гораздо более мягкое отношение к абортам в подобных случаях. Так, английский епископ Русской православной церкви митрополит Антоний Сурожский допускал совершение абортов по медицинским показаниям в случае серьезной патологии плода[28]. В своих интервью он говорил: «Разумеется, бывают случаи, когда аборт неизбежен, но это случаи только медицинского порядка. Когда зачинается ребенок, который не может родиться, который будет уродом, который будет чудовищем, — да, в таком случае аборт допустим»[29]. Русская православная церковь в Основах социальной концепции не сделала никакого конкретного заявления об абортах в случае серьезной патологии плода.

Другими сложными обстоятельствами являются случаи изнасилования и инцеста. Как правило, православные церкви в общем и целом аборты в этих случаях не одобряют. В частности, заявление преподобного Василия Вранича Сербской православной церкви говорит о том, что зачатый ребенок не виноват в способе зачатия, и предлагает матери в случае ее нежелания растить этого ребенка отдать его на усыновление[26].

По-видимому, на практике отношение к абортам в особо сложных случаях зависит от позиции каждого священника в отдельности. Священник Греческой православной церкви Архидиоцеза Америки Ричард Димитриус Эндрюс на сайте церкви в Сент-Поль Миннесоты пишет: «Что касается беременности с высоким риском, если страшный выбор необходимо сделать, безопасность матери [поставить] выше жизни ребенка приемлемо. Конечно, это решение должно быть принято в консультации родителей с медицинскими и духовными советниками. В случае изнасилования и инцеста юридический, медицинский и духовный совет следует искать немедленно. Однако, мы должны помнить, что только 1-3% абортов совершаются по причинам изнасилования, инцеста, аномалии плода или угрозы здоровья матери и [они] никаким образом не оправдывают другие 97-99% абортов, сделанные для удобства»[30].

Отдельным случаем являются аборты по причине материальной нужды. Православная традиция (как и католическая) относится к бедности самой по себе не как к унизительному или порицаемому положению человека, а как к ситуации, которая может принести близость и благословение Бога. В то же время богатство рассматривается как состояние, потенциально подверженное опасности искушений и эгоизма. Аборты, сделанные ради сохранения материального достатка, подвергаются в православии суровому порицанию. Вместе с тем, в церковной иерархии присутствует понимание того, что аборты, особенно в небогатых странах, нередко совершаются по причине серьезной материальной нужды, и что необходимо создавать экономические условия для рождения детей, а также для их усыновления в случаях нежелания по каким-то причинам или невозможности родителей их растить. В Основах социальной концепции Русской православной церкви по этому поводу говорится: «Борьба с абортами, на которые женщины подчас идут вследствие крайней материальной нужды и беспомощности, требует от Церкви и общества выработки действенных мер по защите материнства, а также предоставления условий для усыновления детей, которых мать почему-либо не может самостоятельно воспитывать»[25].

Хотя православная традиция сурово осуждает аборты в общем случае, некоторые современные православные иерархи иногда делают достаточно мягкие и снисходительные заявления об абортах, в частности, мотивируясь желанием показать, что православию чужда доктринальная догматизация по нравственным вопросам, подобная католической. Так, Вселенский патриарх Варфоломей I, будучи на тот момент митрополитом Халкедонским, во время посещения Сан-Франциско в 1990 году отвечая на вопрос об абортах, заявил, что, хотя православие «в целом уважает зачатую жизнь и продолжение беременности», церковь также «признает свободу и независимость всех людей и всех христианских пар». «Мы не входим в спальни христианских пар», — сказал он. — «Мы не можем обобщать [все случаи в одно]. Есть много причин, по которым пара идет на аборты»[31].

Похожее заявление о позиции Восточных церквей сделал Католикос всех армян Гарегин I во время поездки в США в 1996 году: «Мы не делаем догматических заявлений и не навязываем догматические принципы. Это вмешательство и вторжение в свободу совести людей. Когда человек обучается христианством, и его совесть формируется христианскими принципами, этот человек должен иметь свободу проявлять его или ее отношение к конкретным проблемам, таким как аборт или формы абортов. Церковь не вмешивается в такие детали. Иисус никогда, никогда не налагал ничего на своих последователей. «Если вы хотите наследовать Царство Божие, делайте это, не делайте этого». Если хотите, это [отсутствие таких детальных указаний] самая великая характерная черта христианства»[32].

В книге известного французского православного богослова Оливье Клемана «Беседы с Вселенским патриархом Варфоломеем I» 1997 года также подчеркивается противоположный католическому взгляду отказ от централизованных директив в вопросах контроля рождаемости. Там же делается «революционное» заявление об абортах, утверждающее возможность случаев, когда аборт может быть понят как меньшее зло, а также содержится утверждение, возлагающее в определенных случаях большую ответственность за аборт на мужчин или общество, чем на женщину. Так Оливье Клеман описывает позицию патриарха Варфоломея: «Что касается абортов, это всегда драматично для женщины и глубоко ранит ее женственность. По этой причине аборт ради удобства, мы не может отрицать этого, чрезвычайно серьезен и должен решительно не одобряться. Но есть ситуации крайнего бедствия, когда аборты могут быть меньшим злом, как, например, когда жизнь будущей матери находится в опасности. В ряде случаев женщина менее ответственна, чем мужчина, который совершил изнасилование или просто бросил ее, или она менее ответственна, чем общество, в котором дети бедных уничтожаются или калечатся для получения их органов, как это происходит во многих местах. Женщина нуждается в помощи, нуждается в примирении, нуждается в здоровье ее тела, конечно, но также ее души. И, когда еще есть время, ей вместе с ребенком должна быть предложена помощь — это обязанность Церкви, церквей»[33].

Из приведенных примеров видно, что, хотя в целом православная традиция осуждает аборты, в различных поместных церквях современного православия среди иерархов и священнослужителей звучит неодинаковая риторика по этому вопросу и делаются разные акценты, в том числе такие, которые направлены на различение случаев и на смягчение осуждения, а иногда даже на осторожное оправдание абортов в некоторых особых обстоятельствах.

Современные позиции по абортам в протестантизме

Silent_Siege_US_Supreme_Court

Молодые люди молятся о прекращении абортов (США). Красная лента у рта с надписью «Жизнь» — символ молитвы, используемый в акциях группы Bound4life

Протестантские церкви сильно разделены по вопросу абортов и заявляют очень разные позиции. Наиболее консервативные протестанты, многие из которых принадлежат американскому евангелизму и фундаментализму, занимают позицию в защиту права эмбриона на жизнь, рассматривая его статус равным статусу человека, резко осуждают аборты и поддерживают или продвигают их законодательный запрет, либо ограничительные меры. Американский евангелизм (евангеликализм, противопоставленный «основной линии» протестантизма) является второй после католичества ведущей силой пролайф-движения. Однако, в протестантизме не происходит столь категоричного неприятия любых исключений из запрета абортов, какое присутствует в официальном католичестве. Консервативные протестанты допускают немногие исключения[7], в которых аборты признаются допустимыми как меньшее зло[17].

Протестанты «основной линии» в США и многие протестанты в Европе, хотя в целом критикуют упрощенное отношение к проблеме аборта, часто поддерживают право выбора женщин как таковое[7], признавая, что женщины могут находиться в таких обстоятельствах, в которых аборт может быть обоснован, либо, что в таких обстоятельствах никто, кроме самой женщины, не вправе принять решение о рождении ребенка или аборте. Большинство протестантских богословов в Европе не рассматривают эмбрион как самостоятельное существо, по статусу равное новорожденному. Многие европейские специалисты по биоэтике в протестантизме считают, что, до тех пор, пока у эмбриона не развилась нервная система, органы и чувства, его нельзя приравнивать к человеку. Этические основания для защиты при таком подходе увеличиваются по мере развития эмбриона и зависят от его возраста. Это ограничивает допустимость аборта по мере увеличения срока беременности[34].

В этой статье для иллюстрации точек зрения по поводу абортов приводятся примеры заявленных позиций некоторых протестантских церквей различных конфессий.

Баптизм

Одной из самых крупных наиболее консервативных протестантских церквей является Южная баптистская конвенция в США. В 1971 году Южная баптистская конвенция приняла резолюцию, призывающую баптистов продвигать принятие законодательства, разрешающего делать аборт только в случаях изнасилования, инцеста, тяжелой патологии плода и угрозы физического или психического здоровья матери[35]. Однако, в 1980 году эта церковь пересмотрела свою позицию в сторону ужесточения и сделала только одно исключение из запрета абортов — в случае угрозы жизни матери[36].

Северные американские баптисты (объединение Американских баптистских церквей, в прошлом носившее название Северной баптистской конвенции) выступают против абортов «как средства избежать ответственности за зачатие, как основного средства контроля рождаемости, без учета далеко идущих последствий этого деяния». Однако, среди северных американских баптистов не существует согласия относительно того, когда возникает человеческая индивидуальность, могут ли быть какие-либо случаи, которые позволяют делать аборты, должны ли быть приняты законы, защищающие жизнь эмбрионов, или законы, разрешающие женщинам право выбора аборта[37]. Аналогичным образом большое разнообразие взглядов присутствует среди баптистов в Союзе баптистов Великобритании[38].

Пятидесятничество

Другой крупной значительно консервативной церковью является объединение американских пятидесятников Ассамблея Бога. Ассамблея Бога утверждает, что аборт является морально неприемлемой альтернативой контроля рождаемости, и что библейские тексты не подтверждают допустимость абортов после прелюбодеяния, изнасилования, инцеста, а также что недопустимо использовать пренатальную диагностику для решения, оставить ли ребенка. Однако, Ассамблея Бога допускает аборт для спасения жизни матери, аргументируя это тем, что: «В отличие от неродившегося ребенка, мать — зрелый человек с установившимися семейными и социальными отношениями и обязанностями». Пятидесятники отвергают право женщины на аборт и критикуют легализацию абортов как отход от ортодоксальной христианской традиции[39].

Мормоны

Еще одной крупной консервативной религиозной организацией в США является объединение мормонов Церковь Иисуса Христа последних дней (не всегда рассматривающаяся как вполне христианская, но относящаяся к движению реставрационизма). Наряду с южными баптистами и пятидесятниками мормоны являются влиятельной силой американского политического консерватизма. Церковь Иисуса Христа последних дней учит, что аборты могут быть допустимы только в случаях изнасилования, инцеста, угрозы жизни или здоровья матери и такой серьезной патологии плода, которая не позволяет ребенку выжить после рождения[40].

Англиканство

В Англиканском сообществе присутствуют различные позиции по абортам. Церковь Англии осуждает аборты в целом как «великое нравственное зло», но утверждает: «мы не считает, что право на жизнь как право, относящееся к личностям, не допускает никаких исключений, но право на жизнь невинного [младенца] несомненно допускает очень немногие исключения». Церковь Англии признает, что могут быть «строго ограниченные обстоятельства», в которых аборт может оказаться «морально предпочтительнее любой другой альтернативы»[41]. Церковь заявляет, что прекращение беременности может быть морально оправдано в случае, если ее продолжение угрожает жизни матери[42], но по поводу других исключительных обстоятельств, в которых аборт может быть допустим, не делает никаких конкретных заявлений.

Епископальная церковь США занимает более либеральную позицию, признавая право женщины на аборт. Эта церковь утверждает: «Мы считает, что все аборты имеют трагический аспект, призывающий к беспокойству и сочувствию христианской общины. Хотя мы признаем, что в этой стране законным правом каждой женщины является безопасный медицинский аборт, как христиане мы твердо убеждены в том, что, если это право осуществляется, оно должно быть использовано только в крайних случаях. Мы решительно выступаем против абортов как средства контроля рождаемости, планирования семьи, выбора пола [ребенка] или по любым причинам простого удобства». Епископальная церковь США предлагает в качестве альтернативы аборту (в случае нежелания родителей иметь ребенка) отдать ребенка другому члену семьи или на усыновление. Вместе с этим, церковь также заявила, что «законодательство, касающееся абортов, не может устранить корень проблемы» и выразила «безоговорочное противодействие» любым инициативам со стороны властей ограничить право женщины сделать информированный выбор в отношении аборта или ограничить доступ к безопасному осуществлению решения об аборте[43].

Не все американские англикане согласны с либеральной позицией Епископальной церкви. В 2009 году консервативная группа англикан вышла из Епископальной церкви США и Епископальной церкви Канады из-за несогласия с либеральными доктринами (касающимися не только абортов) и образовала Англиканскую церковь Северной Америки. Англиканская церковь Северной Америки отвергает право женщины на аборт, поддерживает право на жизнь эмбриона и утверждает призвание защищать святость человеческой жизни от зачатия до естественной смерти[44].

Лютеранство

Лютеранские церкви имеют различные позиции по абортам. Евангелическая лютеранская церковь в Америке, самая крупная по числу членов американская лютеранская церковь, заявляет, что среди ее членов существуют разные точки зрения об абортах и необходимых законодательствах. Официально заявленная точка зрения этой церкви состоит в том, что женщины имеют право выбора аборта в крайних случаях, таких как угроза жизни женщины, тяжелая патология плода и недобровольные половые акты, особенно изнасилование, инцест, а также «некоторые ситуации, когда женщины настолько подчиняются и угнетаются, что у них нет выбора в отношении полового акта и мало доступа к контрацептивам». Однако, церковь выступает против абортов после достижения плодом жизнеспособности, за исключением угрозы жизни женщины и летальных патологий, указывающих на то, что плод умрет вскоре после рождения[45]. Церковь приняла решение о финансировании абортов в рамках медицинского страхования для пасторов и работников церкви в перечисленных случаях (угрозы жизни женщины, тяжелой патологии плода и недобровольных половых актов)[46].

Лютеранская церковь Миссурийского синода, вторая по величине американская лютеранская церковь, заявила, что аборт аморален, за исключением случаев «трагического неизбежного последствия медицинских процедур, необходимых для предотвращения смерти матери»[47].

Висконсинский евангелический лютеранский синод, третья американская лютеранская церковь, принял резолюцию, в которой утверждает, что Священное Писание «ясно свидетельствует о почитании жизни матери и жизни ее нерожденного ребенка как имеющих равную ценность». Эта церковь рассматривает нерожденных младенцев как людей, находящихся под защитой заповеди «не убивай», а аборт как грех, кроме случая необходимости спасения жизни женщины. В случае угрозы жизни женщины церковь призывает стремиться спасти обе жизни, а, если это невозможно, то спасти хотя бы одну жизнь[48], «в зависимости от того, что возможно»[49].

В Европе лютеране более либеральны в вопросах аборта, чем в США. В частности, Евангелическая церковь Германии, национальное объединение двадцати двух немецких церквей, допускает широкий спектр причин, по которым женщины в случаях нужды могут совершить аборты. В 1991 году поместный синод церкви Боварии принял Розенхеймскую декларацию, в которой, при общей направленности на содействие сохранению зачатой жизни, было заявлено, что «аборт может быть этически оправдан, если продолжение беременности ставит под угрозу жизнь женщины», и «если беременная женщина находится в безнадежном критическом положении, которое не делает продолжение беременности разумным по соображениям ее совести, и критическое положение не может устраниться приемлемым способом»[50]. (В такой ситуации женщина, согласно немецкому законодательству, должна обратиться за помощью в государственную консультацию, и, если выход не будет найден, может сделать аборт до 22 недели от зачатия или 24 недели из расчета от прекращения менструального цикла, но врач имеет право сделать аборт только на сроке до 12 (14) недель, кроме случаев угрозы жизни и здоровья женщины). Розенхеймская декларация была первым заявлением одной из немецких церквей, которое допустило, что женщина может сделать аборт в критической жизненной ситуации, исходя из представлений собственной совести. Со временем эту позицию поддержали другие лютеранские церкви Германии, хотя некоторые консервативные лютеране до сих пор подвергают ее критике.

В 2004 году Евангелическая церковь Германии представила перед Комитетом по равенству Совета Европы Декларацию о роли женщин в церкви («Женщины и религия»), где было сказано, что нерожденная жизнь «достойна защиты», однако, «женщины могут оказаться в такой безнадежной ситуации, что не могут найти иной альтернативы, кроме как прервать беременность». Такие ситуации могут произойти, как сказано в Декларации, «например, из-за возраста женщины, финансовой ситуации, страха ответственности и будущего, ожидаемой инвалидности ребенка, проблемы взаимоотношений, профессиональной ситуации, давления социальной среды или отсутствия желания иметь детей». Евангелическая церковь Германии заявила, что в конечном счете решение женщины заслуживает уважения, поскольку «жизнь нерожденного ребенка может быть защищена только вместе с беременной женщиной, а не вопреки ей»[51]. Таким образом немецкая церковь отвергла консервативный подход, согласно которому женщина должна родить ребенка и заботиться о нем вопреки собственной воле. Дилемма между правами женщины и нерожденного ребенка в такой либеральной трактовке оказывается нерешаемой со стороны, и только сама женщина получает право принять то или иное решение.

Реформатство

Реформатство (ветвь кальвинизма), как и лютеранство, разделено по вопросу аборта. Многие американские реформатские церкви выступают против абортов и поддерживают пролайф-движение.

Реформатская церковь в Америке заявила, что «в принципе аборт не должен практиковаться вообще», но «в сложном обществе» соперничества зла «могут быть исключения». Однако, аборт не следует выбирать для «личного удобства». Церковь призвала пропагандировать «христианские альтернативы аборту» и «поддерживать усилия по конституционным изменениям, чтоб обеспечить юридическую защиту нерожденных». Церковь выступила против государственного финансирования абортов. Также она заявила о необходимости принимать меры по борьбе с бедностью, чтоб женщинам не приходилось делать выбор между отказом от ребенка или рождением ребенка и обнищанием или между заботой о новорожденном и сохранением своего рабочего места[52].

Христианская реформатская церковь в Северной Америке выступает против абортов, за исключением случаев угрозы жизни женщины. Церковь призывает верующих «проявлять христианское сострадание и оказывать поддержку тем, кто переживает нежелательную беременность, и тем, кто подвергся аборту». Верующие также призываются «высказываться против зверства абортов» и поддерживать законодательные меры в защиту жизни и против абортов[53].

В Швейцарии, на родине реформатской ветви протестантизма, изначально восходящей к цвинглианству, церкви признают право женщины на аборт, ограничивая его ранними сроками беременности, кроме случаев угрозы жизни и здоровья женщины, и необходимостью пройти консультацию со специалистом, в соответствии со швейцарским законодательством. Крупнейший швейцарский реформатский теолог Карл Барт не соглашался с тезисом о том, что Бог требует защищать зачатую жизни при любых обстоятельствах, и признавал, что бывают случаи, в которых аборт не является нарушением заповеди «не убивай»[54]. С точки зрения современных реформатских богословов Швейцарии, человеческая жизнь не сводится к жизни биологической и рассматривается шире, чем просто факт зачатия, подразумевая качество жизни человека в различных аспектах. Федерация швейцарских протестантских церквей, объединение двадцати шести церквей, из которых двадцать четыре реформатские, в 1997 году заявила: «Человеческая жизнь в библейском понимании — это не просто биологическая жизнь. Человеческая жизнь больше: это физически-ментально-духовно-социальное единство. … Мы рассматриваем время беременности как ситуацию перехода. По мере дальнейшего развития зарождившейся жизни необходимо уделять большее внимание ее защите». В 2001 году Федерация швейцарских протестантских церквей поддержала установление крайнего срока допустимости абортов[55]. (Этот срок по Швейцарскому законодательству составляет 12 недель из расчета от прекращения менструального цикла, кроме случаев угрозы жизни и физического или психического здоровья женщины).

Право женщины принять решение о рождении ребенка или прерывании беременности на раннем сроке было богословски обосновано в этом направлении реформатства христианской свободой, ответственностью и достоинством женщины, с учетом того факта, что конкретный человек живет, страдает и принимает решения в определенных социально-экономических условиях, и что решения другого человека следует уважать[56]. Федерация швейцарский протестантских церквей выступает за покрытие абортов обязательным медицинским страхованием, объясняя это тем, что изъятие абортов из страховки будет способствовать разрыву между богатыми и бедными. При этом швейцарские церкви призывают к большей поддержке беременных женщин и семей, заявляя, что аборты могут быть предотвращены не путем ограничительных мер, а путем предложения жизненных перспектив тем, кто рождает и воспитывает детей[57].

Пресвитерианство

Пресвитерианство (другая ветвь кальвинизма) весьма радикально разделено по вопросу абортов. Церковь Шотландии, восходящая к реформации Джона Нокса и являющаяся пресвитерианской, выступает против абортов и против их легализации в большинстве случаев. В официально заявленной позиции церкви исключением из запрета абортов может рассматриваться только угроза жизни женщины[58]. Однако, Совет социальной ответственности Церкви Шотландии, специальная структура внутри этой церкви, рекомендует расширить исключения, чтобы аборты были разрешены «только на том основании, что продолжение беременности будет сопряжено с серьезным риском для жизни или тяжелым повреждением здоровья, физического или психического, беременной женщины»[59].

В США консервативные пресвитерианские церкви, такие как Ортодоксальная пресвитерианская церковь и Пресвитерианская церковь Америки, поддерживают пролайф-движение, в то время как более либеральная Пресвитерианская церковь США поддерживает прочойс-движение.

Ортодоксальная пресвитерианская церковь допустила аборт лишь в случае достаточно обоснованной угрозы жизни женщины, заявив: «Писание обязывает нас относиться к нерожденным детям как людям во всех решениях и действиях, связанных с ними. Поэтому их не следует уничтожать путем умышленного аборта в отсутствии обоснованных медицинских доказательств, свидетельствующих о необходимости такого аборта для спасения жизни матери»[5].

Пресвитерианская церковь Америки не только осуждает аборты, но и почти приблизилась к позиции, похожей на католическую, о недопустимости исключительных случаев. В докладе Генеральной ассамблеи церкви 1978 года говорится, что исключением из запрета убийства, в соответствии с библейской заповедью (Исход 22:2), является случай самообороны, но это, по мнению авторов доклада, несопоставимо со случаем аборта при угрозе жизни матери, поскольку младенец не проявляет никакой агрессии к матери. Там же далее говорится: «Ни один человек, будь то обучившийся врач или нет, не может сказать со 100%-ной точностью, что женщина определенно умрет от беременности. Жизнь женщины не в ее руках или в руках врача, но она находится в руках любящего и всесильного Бога, который является святым и праведным. Мы не претендует понимать все, что делает Бог, и мы не будем предполагать, что это легкий вопрос для того, кто столкнулся с этим. Как и в других сферах христианского пути, от нас требуется сильная вера и доверие Богу, чтоб продолжать беременность в этих обстоятельствах»[6].

Затем в 1979 году на ассамблее Пресвитерианской церкви Америки была принята поправка, в которой говорилось, что ассамблея разделилась во мнениях об аборте для спасения жизни женщины. В 1980 году на ассамблее церкви была принята новая поправка по этому вопросу, где говорится, что, в соответствии Библии, невозможно «делать зло, чтоб вышло добро», и «исключений не делается даже в том редком случае, когда, по мнению компетентных медицинских авторитетов, беременность обязательно приведет к смерти матери». Но: «В этом случае преждевременное извлечение неродившегося ребенка может быть оправдано при условии, что вся медицинская мудрость, суждение и умение используются для сохранения жизни ребенка, как и матери. Это преждевременное извлечение нерожденного ребенка должно быть сделано тогда, когда существует максимальная возможность спасения как матери, так и ребенка. Если в этом случае жизнь теряется не из-за преступной халатности, а только из-за ограниченности человеческих знаний и умений, то морально было сделано все, что должно. Если мы не можем спасти обе жизни, мы, тем не менее, морально обязаны спасать жизнь, которую можем спасти»[6].

Пресвитерианская церковь США, напротив, прямо заявляет о своей поддержке права на аборт. Генеральная ассамблея этой церкви в 1992 году заявила, что «подтверждает и молитвенно поддерживает широкий спектр выбора, который должен быть доступен женщине: уважение и заботу о здоровье женщины и ребенка до и после рождения, усыновление [ребенка] или прекращение беременности». В документах Генеральной ассамблеи утверждается, в частности, что: «Решение о прекращении беременности может быть подтверждением ответственного признания ограниченности человеческих ресурсов. Поскольку мы понимаем, что мораль абортов является вопросом управления жизнью, ответственное решение выбрать аборт может возникнуть в результате анализа прогнозируемых ресурсов для ухода за ребенком в конкретной ситуации. Поэтому аборты могут быть обдуманным ответственным выбором в рамках христианской этики, когда возникают серьезные генетические проблемы или когда недостаточно ресурсов для надлежащего ухода за ребенком. Выбор аборта, когда он ответственно используется, это вмешательство в процесс беременности именно из-за серьезности, с которой человек относится к ответственному родительству». Вместе с этим, Пресвитерианская церковь США выступает против абортов на поздних сроках, когда плод жизнеспособен, и жизнь матери не находится в опасности[60].

Коалиция за репродуктивный выбор

Объединенная церковь Христа[61] и Унитарианская универсалистская ассоциация[62] также радикально выступают за право женщины на аборт. В частности, Унитарианская универсалистская ассоциация заявила, что «право выбора контрацепции и аборта является важным аспектом» «прав каждого человека», и что «боль, страдания и гибель людей были широко распространены до легализации абортов Верховным судом США в 1973 году («Роу против Уэйда») и поправки 1969 года Уголовного кодекса Канады»[62].

Пресвитерианская церковь США, Епископальная церковь США, Объединенная церковь Христа, Унитарианская универсалистская ассоциация и ряд других христианских и нехристианских религиозных организаций входят в Религиозную коалицию за репродуктивный выбор, которая была основана в 1973 году после легализации абортов в США под названием Религиозной коалиции за право на аборт. Согласно описанию истории на сайте коалиции, коалиция начала создаваться тайно за шесть лет до легализации абортов в США, в 1967 году, в ответ на случаи смертей и травмы женщин, вызванные небезопасными абортами, проводившимися нелегально[63].

Методизм

Одним из со-основателей Религиозной коалиции за право на аборт была Объединенная методисткая церковь. Однако, в 2016 году Генеральная конференция этой церкви проголосовала за отзыв резолюции о поддержке легализации абортов 40-летней давности и за выход из Религиозной коалиции за репродуктивный выбор и приняла резолюцию, осуждающую аборты для выбора пола и по «тривиальным причинам»[64][65]. (В коалиции за репродуктивный выбор осталась независимая организация Методистская федерация за социальную активность). Новая позиция Объединенной методитской церкви по абортам остается не вполне ясной, поскольку в Книге дисциплины церкви осталось утверждение о том, что аборты могут быть оправданы в некоторых случаях[66].

Методистская церковь Великобритании занимает умеренную позицию по абортам, допуская, что они могут совершаться в определенных неблагоприятных обстоятельствах. В 1976 году на конференции церкви было принято заявление о легализации абортов в Великобритании, которая произошла принятием Закона об абортах 1967 года. Методистская конференция приветствовала этот закон, заявив: «Есть обстоятельства, например, когда беременность может представлять прямую угрозу жизни или здоровья матери, когда аборт понятен. Вероятность рождения ребенка с тяжелой инвалидностью (когда это может быть предсказано или диагностировано со значительной долей точности) также создает ситуацию в некоторых обстоятельствах, в которых многие нехотя выберут аборт. Справедливо рассмотреть всю среду, в которой мать живет или может оказаться. Эта [среда] будет включать детей, за которые она [мать] уже отвечает, и будут случаи, когда она не сможет добавить к тяжелым обязанностям, которые она уже несет. Существуют социальные обстоятельства в нашей стране, которые оскорбляют христианскую совесть, особенно те, которые связаны с плохим жильем и семейной нищетой. Эти условия должны быть улучшены; между тем, ясно, что аборты иногда ищут как ответ на перспективу рождения ребенка в этих и подобных невыносимых условиях. В особых обстоятельствах, указанных в этом параграфе, аборт часто является морально оправданным»[67].

Методистская конференция высказала пожелание, чтобы ограничение по сроку для совершения аборта было уменьшено до 20 недель вместо 24, установленных законодательством Великобритании, за исключением угрозы жизни и здоровья матери и тяжелой патологии плода. Конференция также заявила, что: «Аборт не должен рассматриваться альтернативой контрацепции, ни быть оправдан просто как контроль рождаемости. Прекращение любой формы человеческой жизни нельзя рассматривать поверхностно, а аборты не должны быть по требованию, но должны оставаться под защитой закона, ответственного консультирования и медицинского заключения»[67].

Приведенные выше примеры официальных позиций некоторых протестантских церквей собраны выборочно и никоим образом не представляют исчерпывающий список протестантизма (он намного может быть продолжен, особенно, в части европейского протестантизма). Однако, эти примеры свидетельствуют о наличии большого спектра очень разных точек зрения по поводу абортов как в моральном отношении, так и в отношении политики и законодательств. Отметим, что поляризация противоположных мнений свойственна главным образом для американского протестантизма (что обусловлено сосредоточением в США крупных консервативных церквей)[66], в то время как в Европе подобной поляризации между протестантами немного (в Европе поляризация происходит главным образом между протестантизмом и католичеством), по большей части в европейских протестантских церквях преобладают мягкие умеренные взгляды без жесткого консерватизма[7][34].

Список использованной литературы и ссылки
[1] Peter Millikan. Abortian / Adrian Hastings, Alistair Mason, Hugh Pyper. The Oxford Companion to Christian Thought. — Oxford University Press, 2000
[2] Elsakkers, M.J. Chapter 2: Early Christian views on abortion / Reading between the lines: Old Germanic and early Christian views on abortion. — Amsterdam Institute for Humanities Research, 2010
[3] Аборт / Электронная еврейская энциклопедия (Society for Research on Jewish Communities)
[4] Ольга Ефимова. Иудаизм и этические проблемы медицины. (Работа, написанная во время обучения в центре им. С. Мелтона (руководитель д-р У. Таир). Опубликована на сайте «Маханаим» — еврейский культурный религиозный центр)
[5] Report of the Committee to Study the Matter of Abortion (Presented to the thirty-eighth General Assembly of the Orthodox Presbyterian Church, 1971)
[6] PCA Digest Position Papers: 1973 — 1998 (Presbyterian Church in America. 6th General Assembly, 1978, Appendix O, pages 270 — 281)
[7] Abortion / Robert Wuthnow. The Encyclopedia of Politics and Religion (2 Volume Set). — Routledge, 1998. P. 8
[8] Катехизис католической церкви, 2270
[9] См. также, например: Что Библия говорит об аборте (Библия-центр)
[10] Michael J. Gorman. Abortion and the Early Church. — Wipf and Stock Publishers, 1998
[11] Климик И. Церковное Предание о проблеме «одушевления» человеческого зародыша (Портал Богослов.Ru, 6 мая 2011)
[12] Helga Kuhse, Peter Singer. A Companion to Bioethics. — Wiley, 2001
[13] Instruction Donum vitae of the Congregation for the Doctrine of the Faith (Congregation for the Doctrine of the Faith. February 22, 1987)
[14] См. также, например: Виноградов Л. Завкафедрой эмбриологии МГУ: Эмбрион не может заявить свои права, это можем сделать мы. (Православие и мир, 21 мая 2015)
[15] New, Michael J. The Pro-Life Legacy of Dr. Bernard Nathanson (National Review, Feb 22, 2011)
[16] Wallis, Claudia; Banta, Kenneth W. Medicine: Silent Scream (TIME, March 25, 1985).
[17] Marian Rengel. Encyclopedia of Birth Control. — Greenwood, 2000. P. 182
[18] New Catholic Encyclopedia, Abortion II, p.29, Col 1
[19] Pope Pius XI. Casti Connubii, 64
[20] Кодекс Канонического права, канон 1398; Катехизис католической церкви, 2272
[21] Elisabetta Povoledo, Liam Stack. Pope Francis Extends Priests’ Ability to Forgive Abortion (The New York Times, November, 21, 2016)
[22] Катехизис католической церкви, 2273
[23] Catholics and church at odds on contraception, divorce and abortion (The Guardian, 9 February 2014)
[24] Voice of the people. Univision asked Catholics on five continents about some of the issues most important to them and thus, to the Church too, in an eye-opening Global Survey (web-site Univision)
[25] Основы социальной концепции Русской Православной Церкви, XII.2
[26] Rev. Vasilije Vranic Director of Religious Education Metropolitanate of Midwest. The Orthodox Perspective on Abortion at the occasion of the National Sanctity of Human Life Day 2009 (Official website of the Central Church Council of the Serbian Orthodox Church in America and Canada)
[27] Abortion (Official site of the Romanian Patriarchate)
[28] Человек. 1995. № 5. С.121
[29] Альфа и Омега, № 29, 2001 (интервью на портале «Православие и мир»)
[30] Fr. Richard Demetrius Andrews. Abortion (Pastor’s Corner Overview. Web-sate of St. George Greek Orthodox Church. St. Paul, MN. Greek Orthodox Metropolis Of Chicago)
[31] San Francisco Chronicle, 7/20 /1990
[32] The Washington Post, 1/20/1996
[33] Olivier Clement. Conversations With Ecumenical Patriarch Bartholomew I. — St Vladimirs Seminary Press, Crestwood, NY, 1997. P. 128
[34] Birkhäuser M. (Gynaecological Endocrinology and Reproductive Medicine, University of Berne, Switzerland). Ethical issues in human reproduction: Protestant perspectives in the light of European Protestant and Reformed Churches. — Gynecol Endocrinol. 2013 Nov;29(11):955-9
[35] Southern Baptist Convention. Resolution On Abortion St. Louis, Missouri — 1971
[36] Southern Baptist Convention. Resolution On Abortion St. Louis, Missouri — 1980
[37] Abortion access: Current beliefs by various religious and secular groups (Religious Tolerance)
[38] Abortion (The Joint Public Issues Team for the Baptist Union of Great Britain, the Methodist Church and the United Reformed Church. October 2007)
[39] The General Council of The Assemblies of God. Sanctiti of Human Life: Abortion and Reproductive Issues (Adopted by the General Presbytery in Session August 9-11, 2010)
[40] Abortion (wed-site The Church of Jesus Christ of Latter-day Saints)
[41] Abortion. Church of England (BBC: Religions — Christianity — Ethics)
[42] Church of England. Board of Social Responsibility Report 1984
[43] Episcopal Church (United_States). Reaffirm General Convention Statement on Childbirth and Abortion / General Convention, Journal of the General Convention of The Episcopal Church, Indianapolis, 1994 (New York: General Convention, 1995), pp. 323-25
[44] The Anglican Church of North America. Constitution and canons (2009) p. 12. Title II Canon 8
[45] ELCA. A Social Statement on Abortion (Churchwide Assembly of the Evangelical Lutheran Church in America. Orlando, Florida, August 28 — September 4, 1991)
[46] Abortion: Where Do the Churches Stand? By Ernest L Ohlhoff National Right to Life Director of Outreach
[47] Frequently Asked Questions LCMS Views (web-site The Lutheran Church–Missouri Synod)
[48] WELS. Resolution on Abortion, July 2011 (web-site Wisconsin Evangelical Lutheran Synod)
[49] Is abortion a sin? (web-site Wisconsin Evangelical Lutheran Synod)
[50] Evangelisch Lutherische Kirche in Bayern. Rosenheimer Erklärung der Landessynode zum Schutz des ungeborenen Lebens und zu Fragen des Schwangerschaftsabbruchs, April 1991
[51] Rolle der Frau in der EKD. Anhörung vor dem Gleichstellungsausschuss des Europarats «Frauen und Religion». Brüssel, 10. September 2004 (web-site Bevollmächtigter des Rates der Evangelischen Kirche in Deutschland)
[52] General Synod Statements: Abortion (web-site Reformed Church in America)
[53] Position Statements: Abortion (web-site Christian Reformed Church in North America)
[54] Karl Barth. Kirchliche Dogmatik III, 4. Zürich 1957, 479 f. Zitiert nach Hermann Ringeling in: Schwangerschaftsabbruch – Theologische und kirchliche Stellungnahmen. — Friedr. Reinhardt Verlag, 1974. S. 13–15
[55] Stellungnahme des Rates des SEK zur Frage des Schwangerschaftsabbruchs und der Fristenregelung (Stellungnahme SEK 2001)
[56] Martin Koschorke. Schwangerschaftsabbruch / Evangelisches Kirchenlexikon 3. Auflage. — Göttingen 1996, Bd. 4 Sp. 125
[57] Abortion funding: FSPC welcomes Swiss citizens’ decision (Press Release at web-site The Federation of Swiss Protestant Churches)
[58] Abortion (web-site The Christian Institute)
[59] Quoted in Abortion & Religion Factsheet 5, Education for Choice, 1999. This position was re-affirmed by the Board of Social Responsibility in 1999. See Report To The Church of Scotland Assembly, Church of Scotland Board of Social Responsibility, 1999, 24/21
[60] Problem Pregnancies and Abortion (The 204-th General Assembly (1992) Response to the Report of the Special Committee on problem pregnancies and abortion (majority report))
[61] Reproductive Justice (web-site United Church of Christ)
[62] Right to Choose: 1987 General Resolution (web-site Unitarian Universalist Association)
[63] RCRC’s Origins (web-site Religious Coalition for Reproductive Choice)
[64] Evangelicals Cheer Pro-Life Vote at Methodist Conference (Christianity Today, May 20, 2016)
[65] Church ends membership in reproductive health coalition (web-site United Methodist Church, May 19, 2016)
[66] Where major religious groups stand on abortion (Pew Research Center, June 21, 2016)
[67] A Methodist Statement on Abortion Adopted by the Methodist Conference of 1976 (The Methodist Church of Great Britain)
Некоторые из приведенных ссылок могут оказаться недоступны на сайтах церквей в связи со сроком давности. В этом случае они остаются доступны в архиве The Wayback Machine.

Елена Преображенская (с)
Оригинал этой статьи (сайт Независимый исследователь)

Реклама

Обсуждение закрыто.