Опус против исламофобии

Стандартный

«…одна религия ничуть не хуже другой. Нет ни одной, исповедуя которую, нельзя не стать мудрецом, и нет ни одной, которую нельзя бы было превратить в бездумное идолопоклонство.» (Герман Гессе)

Омерзительно поведение христиан, которые превозносят свою веру как единственную истинную, обзывая все другие «лжерелигиями» и «сатанизмом». Отвратительно видеть заголовки статей христианских фундаменталистов, обзывающих Пророка Мухаммеда лжепророком.

А между тем, Пророк Мухаммед был для жителей Аравии тем же, чем для евреев — Моисей. И слишком примитивно было бы сказать, что речь идёт лишь о призыве отказавшись от одной религии (языческой) принять другую (единобожие). Потому что вера, которую несли пророки, заключалась вовсе не в ритуальном поклонении, но прежде всего в проповеди этических норм, которые вели (и продолжают вести) человечество на более высокую духовную ступень развития.

Когда Пророк Мухаммед возвестил, что нет Бога, кроме Единого Творца, он обратился к диким народам, враждующим и воюющим друг с другом. Кровная месть между родами даже одного народа (вендетта) считалась нормальным и обыденным явлением. А ненужных детей (в первую очередь — девочек) спокойно убивали, живьём закапывая в песок. Пророк Мухаммед не просто заявил, что эти народы должны сменить форму богопочитания, но объявил им заповеди, которые запрещали подобное варварство. Провозгласив Аллаха справедливым и милосердным, он сообщил о том, что и люди должны поступать друг с другом справедливо и милосердно.

С высоты XXI столетия нам кажется, что некоторые требования ислама слишком жёстки и жестоки. Но, во-первых, всё познаётся в сравнении: Пророк Мухаммед в седьмом столетии принёс прогресс тёмным племенам и запретил совершенно необузданные нравы. Во-вторых, нужно учитывать, что не всё то, что входит в традиции ислама было принесено непосредственно Мухаммедом, но часть является плодом дальнейшего развития (подобное происходит во всех без исключения религиях).

В-третьих, не нужно забывать о том, что и в Библии содержатся жестокие картины, отражающие культуру древности. Так, например, в «священных войнах» Израиля при Моисее, Иисусе Навине и других убивались женщины вместе с детьми, и это понималось как исполнение воли Бога.

Пророк Мухаммед не призывает убивать женщин с детьми даже во время «священных войн». Он даёт разрешение забирать женщин враждебных племён, мужья которых убиты, в качестве наложниц. В культурно-историческом контексте того времени это было проявлением гуманности. Мужчина, содержавший наложниц, был обязан заботиться о них. Так изначально развивается традиция гаремов. (Примечательно, что сам Пророк Мухаммед до смерти своей первой жены, которую сильно любил, хотя она была старше его на 15 лет, не жил с другими женщинами, притом, что он дозволил мусульманам иметь четырёх жён, не считая прочих наложниц).

В-четвёртых, оценивая традиции ислама, нужно учитывать факт его недолгого в историческом масштабе существования. Если пророк Моисей был явлен в истории между XIII и XVII веками до нашей эры (с научной точки зрения, позднее, чем принято считать в традиции, поэтому период XIII века более достоверен), то между этим временем и временем явления Пророка Мухаммеда лежат многие столетия. За это время развивалась культура иудаизма, возникла и также развивалась культура христианства. Ислам, таким образом, в культурно-историческом отношении существенно моложе.

Я не хочу сказать, что ислам как религия более «отсталый», чем иудаизм и христианство. Я хочу сказать, что нравы и традиции народов ислама, по-видимому, не успели развиться ещё до того уровня, который мы считаем современным. Отсюда, например, продолжающаяся традиция побивания камнями. Она происходит ещё со времён Моисея: иудейская и христианская традиции давно её «переросли», в то время как в исламе лишь начинают понемногу её пересматривать, сталкиваясь с сопротивлением фундаментализма.

Но прежде чем судить ислам за то или это, нужно для начала перечитать Библию, начиная с Ветхого Завета, и вспомнить историю своей собственной религии.

Быть может, кому-то это покажется удивительным из-за влияния массовых стереотипов, но ислам утверждает веротерпимость. Принцип, что «нет принуждения в вере» записан в самом Коране. В то время как христиане совершали крестовые походы, преследовали иудеев, заставляя креститься под страхом смерти, и сжигали еретиков в кострах инквизиции, а Арабском Халифате свои религии свободно исповедовали иудеи, христиане и зороарийцы.

Так, в известной поэме «Иоанн Дамаскин» Алексей Толстой пишет:

Любим калифом Иоанн;
Ему, что день, почет и ласка…

А между тем, святой Иоанн Дамаскин известен защитой почитания икон, в то время как в исламе запрещаются любые изображения: ни люди, ни животные не рисуются в мечетях даже в форме обычного произведения искусства, не то что в виде объекта почитания. Но Алексей Толстой изображает реальную историю об Иоанне Дамаскине:

Его поставил властелин
И суд рядить, и править градом,
Он с ним беседует один,
Он с ним сидит в совете рядом…

Это происходило потому, что Коран и другие авторитетные тексты ислама утверждают уважение и терпимость к другим религиям. В отношении инаковерующих в Коране говорится:

«Вы скажите, уверовавшие, что мы уверовали в Аллаха, в Коран, который ниспослан к нам, верим в Ибрахима (Авраама), Исмаила (Измаила), Исхака (Исаака), то, что ниспослано Якубу (Иакову) и его детям и Таврату (Тору), ниспосланному Муса (Моисею), Евангелие, ниспосланному Иса (Иисусу), и всем книгам ниспосланным другим Пророкам от Аллаха Всевышнего и всем аятам. Мы не делаем различия между этими Пророками, уверовав в одних, и отвергая других, и повинуемся Аллаху».

Этот небольшой опус был написан мной в честь сегодняшнего праздника мусульман — Рождения Пророка Мухаммеда.

Реклама

Обсуждение закрыто.