Диалоги с фундаменталистом

Стандартный

Из рассылки «Человек и религия в современном мире». Выпуск 58/2009-05-23
Иллюстрация — фарисей

Дорогие друзья! Сегодня я, как и обещала, предложу вам свои диалоги с религиозными людьми, а точнее — с фундаменталистами. В чём разница между фундаменталистом и здравомыслящим верующим вы сами поймёте из текста. Изложение представляет собою три заметки, написанные в течение трёх дней, мною в моём ЖЖ.

20 мая: Несколько слов в ответ религиозным оппонентам о гомосексуальности.

Сегодня пришлось ещё написать несколько комментов по поводу гей-парада и прав гомосексуалов. Комментарии были обращены к верующим.

Не стану сейчас рассматривать разнообразие толкований Библии, среди которых есть и такие, которые принимают гомосексуальность. Не превратились же англикане, к примеру, Епископальной Церкви США в атеистов, а остались верующими, но с либеральной интерпретацией религии.

Не будем сейчас про это, хотя это так же весьма интересно. Но сейчас хочу сделать короткий обзор своих ответов про понятия морали и Библию.

В медицинской и психологической науке принято, что гомосексуальность является вариантом нормы.
Не просто принято, а обоснованно.

Наука не отвечает на вопросы, что морально, а что — нет. Это не её сфера.
Наука (медицина и психология в данном случае) отвечает на вопрос, нормально или патологично.
И ответ существует конкретный: нормально, не паталогично.

Моральная сторона — это проблема, связанная с культурой. В Спарте, например, слабых детей бросали в воду. Своеобразная форма фашизма. И считалось на тот период истории нормой.

В Библии язычников убивали без зазрения совести, причём в ряде случаев — не только мужчин-войнов, но и женщин с грудными детьми. И никто не переживал по поводу любви к ближнему, потому что в той культуре язычник ближним не считался. Более того, эти войны понимались как воля Бога, своего рода джихад. А религиозные люди пытаются цитировать Библию, рассуждая об аморальности гомосексуалов.

Да, с течением времени представления о морали меняются. Убийство слабых детей — уже не норма.
Убийство женщин с грудными детьми даже во время войны считается преступлением.
И за перемену религии не побивают камнями насмерть (конечно, кроме крутых религиозных фундаменталистов), как предписывал Закон Моисея.

Женщинам не запрещается учить, вопреки апостолу Павелу («Жёны ваши в церквах да молчат… А учить жене не позволяю, но быть в безмолвии»). Да и покрывать головы женщин теперь заставляют лишь в исламе. Ну и в маргинальных протестантских группах стран бывшего СССР.

Да, существуют универсальные принципы: «Делай добро и избегай зла». Но как раз с этим у религиозных фундаменталистов проблема: у них нет принципов добра и зла, у них есть лишь буква религиозного закона, и ради неё они готовы растоптать человека.

А однополая любовь как таковая этого принципа не нарушает. Конечно, некоторые гомосексуалы могут не любить, а просто развлекаться. Но в этом они не отличаются от гетеросексуалов, некоторые из которых делают то же самое с противоположным полом.

Но всё же я убеждена, что у большинства людей (а может быть, и у всех) есть потребность и желание иметь серьёзные отношения, то есть настоящую любовь. Гомосексуалы хотят этого не меньше, чем гетеросексуалы. Только с той лишь разницей, что любят они представителей своего пола. Так устроена их природа.

Почему, собственно, встаёт вопрос об однополых браках: потому что люди хотят иметь серьёзные и стабильные отношения. И юридически узаконенные, как любой брак.

И это не может быть аморально. Это совершенно нормально и нравственно.

А по поводу позиции консервативных христиан и религиозных фундаменталистов можно вспомнить старую историю про осуждение Галилея за теорию вращения Земли.

Библия — книга, написанная в определённую историческую эпоху. Неудивительно, что между наукой и религией постоянно происходят конфликты.

Этого, разумеется, можно избежать, если отказаться от буквализма.
Но это подразумевает желание думать САМОСТОЯТЕЛЬНО, а не повторять чужие религиозные штампы.
И это означает желание МЕНЯТЬСЯ как верующим людям, так и их церквям.

Кто этого не хочет, имеет право продолжать жить средневековым мышлением.
Но не надо своё средневековье навязывать современным цивилизованным людям.

Вообще, да не обидятся на меня верующие френды (потому что среди моих френдов люди всё же думающие), но поражает и удручает меня неспособность верующих людей думать своей собственной, а не чужой головой, и поклонение букве: «написано — не написано».

Ведь подлинная суть христианства не в служении букве, а в любви к личности. Ведь всё послание апостола Павла заключалось в том, что иудеи служат букве, а христиане — духу:
«БУКВА УБИВАЕТ, ДУХ ЖИВОТВОРИТ» и «ЛЮБОВЬ ЕСТЬ ИСПОЛНЕНИЕ ЗАКОНА».

Однако христианство превращено в такую же точно религию служения букве, отличающуюся от иудаизма лишь набором догматов и обрядами. И такое христианство точно так же убивает.
Ни духа, ни любви в нём нет.

И ещё добавлю: Бога в таком христианстве тоже нет.
Ибо «бог» фундаменталистов тоталитарен.
О таком «боге» невозможно говорить: «Бог есть любовь»

21 мая: Фундаментализм и религиозная гомофобия

В ответ на ход моих мыслей, которые в своём ЖЖ я изложила в заметке: «Несколько слов в ответ религиозным оппонентам о гомосексуальности», в ЖЖ моего френда мне пришёл ответ. Цитирую отрывок:

«А мораль связывается с культурой, лишь когда теряет связь с Богом. Тогда вместо веры в Бога и возникает вера в гуманизм, т.е. приоритет человеческого разума перед божьим в области справедливости…

Антигуманный Авраам уже был совсем готов зарезать своего единственного сына безо всякого зазрения совести, следует ли из этого, что для авраамовых соратников по вере было моральной и культурной нормой резать собственных единственных сыновей?

Да, язычники не считались ближними, но от Бога не поступало требований к Израилю истреблять язычников. Израиль расчищал себе место под солнцем, это был вопрос его выживания, и сохранения веры единственного народа на Земле, признавшего единого Бога. Народы, которые поразил Израиль, трагически развратились, они погрязли в скотстве, крово-смешении, прелюбодеяниях, гомосексуализме, проституции и приносили своих детей в жертву идолам.

Да, намеренные массовые убийства женщин и детей даже 3х тысячной давности не укладываются в голове современного человека, но Бог видит и видел другое изображение и другую перспективу жизни — Ему наш вечный дух важнее нашего секудного в вечности тела…

… У религиозных консерваторов действительно нет своих принципов добра и зла, как впрочем и у всех порядочных людей, и «те и эти» предпочитают вечные принципы своим, подстраивая себя под эти принципы, а не принципы под себя и не придумывают удобную себе мораль…»

Как видно, согласно фундаменталистской парадигме, которая тут столь ярко представлена, у религиозных людей не должно быть своих принципов: есть лишь принципы «вечные». Понятно, что религиозный фундаменталист черпает их из библейской буквы. Если гуманизм есть «приоритет человеческого разума», то фундаментализм, понятное дело, есть приоритет «разума божьего», который написан в библейской букве.

Фундаменталистская парадигма противопоставляет «разум божий» и «разум человеческий». Вот почему на любые мои аргументы всегда следует один и тот же ответ: нечего слушать «разум человеческий», читай вместо этого библейскую букву, там «разум Божий».

Что же говорит библейская буква, если отказываться от «приоритета разума человеческого»? Какую «вечную» мораль она предлагает взамен мерзкого гуманизма, в котором разум человеческий так важен?

Цитирую (это ответ на то, повелевал ли Бог, согласно библейской букве, убивать язычников):

«Людей же всех перебили мечом, так что истребили всех их; не оставили ни одной души. Как повелел Господь Моисею, рабу Своему, так Моисей заповедал Иисусу, а Иисус так и сделал; не отступил ни от одного слова во всём, что повелел Господь.» (Книга Иисуса Навина, 11:14-15)

«Так говорит Господь Саваоф: Вспомнил Я о том, что сделал Амалик Израилю, как он противостал ему на пути, когда он шёл из Египта. Теперь иди и порази Амалика, и истреби всё, что у него; и не давай пощады ему, но предай смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца». (1-я книга Царств, 15:2-3)

«Дочь Вавилона, опустошительница ! Блажен, кто воздаст тебе за то, что ты сделала нам ! Блажен, кто возьмёт и разобьёт младенцев твоих о камень !» (Псалмы, 136:8-9)

Подобные пассажи рождают в фундаменталистских умах образ тоталитарного Бога-диктатора, с радостью уничтожающего своих врагов. В самом деле, написано же в боговдохновенной книге:

«Рука Твоя найдет всех врагов Твоих, десница Твоя найдет [всех] ненавидящих Тебя. Во время гнева Твоего Ты сделаешь их, как печь огненную; во гневе Своем Господь погубит их, и пожрет их огонь.  Ты истребишь плод их с земли и семя их — из среды сынов человеческих … Ты поставишь их целью, из луков Твоих пустишь стрелы в лице их» (Пс. 20,9-15)

Думающих же людей такое фундаменталистское прочтение Библии ведёт прямой дорогой к атеизму:

«Наша Библия рисует характер Бога с исчерпывающей и безжалостной точностью. Портрет, который она нам предлагает, — это в основном портрет человека, если, конечно, можно вообразить человека, исполненного и переполненного злобой вне всяких человеческих пределов… Все его деяния, изображённые в Ветхом завете, говорят о его злопамятности, несправедливости, мелочности, безжалостности, мстительности. Он только и делает, что карает — карает за ничтожные проступки с тысячекратной строгостью; карает невинных младенцев за проступки их родителей; карает ни в чём не провинившихся обитателей стран за проступки их правителей; и снисходит даже до того, что обрушивает кровавую месть на смирных телят, ягнят, овец и волов, дабы покарать пустяковые грешки их владельцев. Более гнусного и разоблачающего жизнеописания в печатном виде не существует. Начитавшись его, начинаешь считать Нерона ангелом…» (Марк Твен).

«Да, намеренные массовые убийства женщин и детей даже 3х тысячной давности не укладываются в голове современного человека, но Бог видит и видел другое изображение и другую перспективу жизни — Ему наш вечный дух важнее нашего секудного в вечности тела…» — утверждает наш фундаменталист в своей «святой» ревности оправдать библейскую букву и свой тоталитарный образ Бога.

Вот что я ему отвечала:

«Вы можете сколь угодно долго оправдывать зверства, описанные в Библии. Но факт от этого останется фактом: зверства имели место и были оправданы авторитетом Бога. Ваши пространные рассуждения являются лишним доказательством этого факта. В противном случае вы бы согласились, что Библия описывает нравы того времени, весьма далёкие от современной морали.

Жертвоприношение Авраама (хотя оно и не совершилось) так же рисует Бога не в лучшем свете. Этот эпизод является ярким оправданием фанатизма: всё возможно сотворить ради Бога, даже убить собственного сына. Кстати, в дальнейшем Закон Моисея так и предписывает: если есть такой-то грех, то НЕ ПОЖАЛЕЙ даже своего сына или дочь, но побей камнями. Вот это и есть тоталитарная основа религиозного фанатизма. Но это — не воля Бога, это лишь нравы того времени.

Когда верующие провозглашают «приоретет разума Бога» перед разумом человека, то это так же основание для тоталитаризма. Ибо далее воля Бога провозглашается религиозной элитой (иерархией), которая преподносит её так, как ей выгодно и манипулирует массами простых верующих.

Но человек — не безмозглый осёл. Поэтому должен думать своей головой. В том числе и о том, как трактует религиозная элита волю Бога».

Если Бог таков, каким Его изображают фундаменталисты, то людям не только позволительно воевать с «врагами веры», но даже и похвально, ибо это богоугодно. Ведь написано же:

«Мне ли не возненавидеть ненавидящих Тебя, Господи, и не возгнушаться восстающими на Тебя?
Полною ненавистью ненавижу их: враги они мне.» (Пс. 138)

Отсюда понятны истоки межрелигиозной ненависти, а так же ненависти к «сектантам» и «еретикам». А заодно и ненависти к гомосексуалам.

«Гомосексуализм есть грех с точки зрения реакционного ортодоксально-религиозно-христианского фундаменталиста, в которого я постепнно превратился ( из нормального умномыслящего прогрессивного атеиста). Потому что есть грех с точки зрения Создателя, и грех для тех, кто верит в одинакового для всех, унифицированного Бога, а не «удобного для меня и моего понимания, бесхребетно-интеллегентского» бога. … Грех не может быть моральным или нравственным, соответственно он аморален и безнравственен» — уверенно утверждает наш фундаменталист.

Интересные данные приводит Пол Варнелл в статье «Так говорит Библия«:

«Несколько лет назад писательница Бетти Грин, которая пишет для подростков, взяла интервью у более 400 убийц гомосексуалистов, посещая тюрьмы в штатах Массачусеттс, Нью Хэмпшир, Теннесси и Вашингтон. Эти интервью стали частью её научно-исследовательской работы для книги «Утопление Стивена Джонса».

— Я пыталась выяснить, откуда же исходит ненависть, — сказала она для Boston’s Bay Windows в 1992, — И одним из таких мест были церковные кафедры в Америке.

Грин поведала, что она спрашивала подростков, почему они нападали на гомосексуалистов: «я как будто вывела их из себя этим вопросом, и они рассказали то, что слышали от своего проповедника в церкви и от проповедников по телевизору. Им казалось, они делали то, что общество от них хотело».

«Снова и снова я находила связь с церковью», — объясняла она.

Когда Грин сказала об этом некоторым из священников тех подростков, они стали настаивать на том, что проповедуют любовь: «возлюби грешника, возненавидь грех». Но Грин только покачала головой: «Я знаю, что никто не способен провести подобное разделение».

Подобным образом независимый кинорежиссер Артур Донг взял интервью у нескольких мужчин, осужденных за убийства гомосексуалистов, для своего недавнего фильма «Лицензия на убийство».
«Все они находились под влиянием своего окружения, будь то общественная, политическая или религиозная среда», — сказал он в ABC’s Nightline.

Обсуждая одного человека, у которого он спросил, почему тот убил гомосексуалиста, Донг процитировал высказывание этого мужчины: «у меня нет иного мнения на их счет, кроме как о них следует позаботиться». То есть убить. Донг продолжил, что убийца вспомнил то, что читал о гомосексуализме «и слышал об этом в церкви». И в фильме убийца действительно говорит: «Ну, если в Библии так написано, значит, это истинно. То, что есть на самом деле». Это сказал Бог. Я верю в это. Так решено.

Психолог Карен Франклин, изучающая преступления против гомосексуалистов на почве ненависти, совершенные юными студентами колледжей, выявила нечто подобное. Хотя Франклин осмотрительно избежала любой конкретной ссылки на религию, она признала, что «многие из нападавших считали себя блюстителями социальных норм с правом пресечения нравственных нарушений».

Отсюда вывод: ненависть к гомосексуалистам не является врожденной. Ей учатся из культуры и ее господствующих нравственных институтов. И какие же основные институты учат, что хорошо, а что плохо? Религиозные течения.

Бетти Грин прямо заявляет: «Если и есть проблема, с которой можно быстро покончить, так это проблема ненависти к гомосексуалистам. Нам нужно всего лишь начать учить тому, что это неверно». А не читать наставлений: «возненавидь грех, не грешника». Это разграничение условно. Нельзя осуждать одного, не осудив другого. Нельзя наказать одного, не наказав другого. Нельзя калечить одного, не покалечив другого. Так что нам нужно вдохновлять священников различных конфессий, чтобы они открыто высказывались с кафедр против убийств и насилия над гомосексуалистами, против ненависти к ним.

Но нам нужно пойти еще дальше. Нужно донести до каждого, что наша сексуальность абсолютно не грешна, что в гомосексуальности нет ничего плохого и аморального. Наше сексуальное поведение подчиняется таким же моральным законам, как и сексуальное поведение других людей, и обладает одинаковой способностью к любви, близости, родственным узам и безвредному удовольствию.

Нам не следует позволять «умеренным» служителям церкви уходить от ответственности, снисходительно говоря: «Церковь приветствует гомосексуалистов, потому что… ну, разве все мы не грешники, в конце концов?» Это всего лишь другой способ заявить, что быть гомосексуалистом – грех. Но служители церкви слишком щепетильны, слишком «умеренны», чтобы сказать это так явно. Нам нужно улыбнуться и предложить им: «Говорите сами за себя: грех – это не гомосексуальность, а гомофобия.»

Религии должны перестать учить ненависти к гомосексуалистам или гомосексуальности, вместо этого они должны начать осуждать любые позиции и отношения, которые приводят к убийствам гомосексуалистов. Религии должны принять однополую любовь (любовь N к N, к себе подобному) как таковую и заслуживающую всей поддержки и уважения, которые люди традиционно вкладывают в это чувство.

Церкви и их служители не привыкли давать отчет людям, которые придерживаются более высокой нравственной позиции. Но им придется привыкнуть к этому, потому что в данном случае наша позиция абсолютно законна. Вам решать, донести ли это до них или нет».

Я, конечно, предвижу возражения, что тут, де-скать, речь идёт о крайних случаях, и что христианин, даже осуждая гомосексуализм, не должен идти на насилие против людей. Но в том-то и есть идея автора, что насилие начинается с ненависти и неприязни. «Сказано древним, — учил Христос, — не убивай, кто же убьёт, тот подлежит суду. А Я говорю вам, что всякий, гневающийся есть человекоубийца».

Да, священники и проповедники чаще всего не призывают к насилию. Но религиозная гомофобия, разжигаемая ими, ведёт к осуждению, неприязни и ненависти. Они-то и лежат в основе насилия против гомосексуалистов. Хотя к этому можно добавить и то, что насилие бывает не только физическое, но и моральное. Последнее калечит душу.

22 мая: Апогей фундаментализма, или как можно придти к христианскому джихаду, и немного поэзии

Вчера я написала заметку: «Фундаментализм и религиозная гомофобия» под впечатлением диалога с христианским фундаменталистом. Скажу честно, идеи, которые я там изложила, родились не вчера, а зрели достаточно долго. Только вчера сложилась ситуация, побудившая меня, наконец, их сформулировать в письменном виде.

Однако история диалога не закончилась. Верующий, о котором шла речь, прислал мне ответ. К моему великому изумления (хотя удивляться тут нечему: для фундаменталиста это норма, просто я, к счастью своему, очень давно не вращалась в фундаменталистской среде, так что отвыкла) он стал мне доказывать, что Бог именно таков, каким опеисывают Его кровожадные сцены Ветхого Завета.

«Приказ об убийствах женщин и детей, несомненно, исходил от Бога» — написал мне этот верующий.
На что я ответила: «Спасибо, но я в ТАКОГО Бога не верю и верить не хочу».
И далее он продолжил: «Причём, моя церковь верит в то, что Бог Ветхого Завета, это Иисус. Т.е., получается, кошмарно-бесчеловечные приказы исходили от Него».

Вот с таких моментов в фундаменталистском мышлении (речь не о конкретном человеке, а о всей логике фундаментализма) начинается некая шизофрения: с одной стороны, произносятся красивые фразы про любовь Бога, с другой — «приказ об убийствах женщин и детей, несомненно, исходил от Бога».

Понятно, что нормальному человеку жить в подобной шизофрении невозможно: надо как-то определиться. И фундаменталист определяется: по существу он проповедует не любовь, а ненависть.

Но это ещё не всё. Мы помним, что «разум Божий» (библейская буква) у фундаменталиста «приоритетнее разума человеческого». То есть думать, размышлять, включать логику и здравый смысл нельзя, даже вредно (иначе впадёшь в ересь богомерзкого гуманизма!). Вот и мой оппонент вновь об этом пишет: «Да, в христианстве Бог у человека на первом месте, впереди мамы с папой, жены и детей, и Его распоряжения выполняются без особых раздумий, Его заповеди это не пожелания, а условия Спасения» No comments…

Вам это ничего не напоминает? А мне вот напомнило исламских боевиков и террористические акты. Но ведь речь идёт о христианинстве!

На самом деле психология фундаментализма одинакова, будь то ислам, иудаизм, христианство или индуизм. Как пел в одной из своих песен Высоцкий: «не надо думать: с нами тот, кто всё за нас решит» (о Гитлере и фашистах). Но не страшно ли, когда фактически уравниваются в нравственных категориях фюррер и Господь Бог. Как тот, так и этот отдаёт приказ истребить женщин и детей. Как тот, так и этот, требует исполнять приказы без раздумий. И к этому ещё прибавляется, что Иисус Христос — тот же самый Бог. Ну не шизофрения ли это?

Это апогей и тупик фундаментализма. Дальше — либо вера в тоталитаризм вместо любви (к чему и скатываются фундаменталисты), либо атеизм для тех, кто не хочет верить в такого бога, либо либеральная религия для тех, кто верит в Бога, но не верит в тоталитаризм (но для неё нужно иметь некоторые знания) — та самая, которая не провозглашает «приоритет разума божьего» перед «разумом человеческим», а наоборот, опирается на этот самый человеческий разум, на здравый смысл.

Разный ли Бог в Ветхом и Новом Заветах? Да, разумеется, разный. Для верующих можно уточнить: конечно, не Бог разный, а разный образ Бога, то есть разные представления о Нём. Более того, даже и в Ветхом Завете не один образ, а множество!

Дело в том, что на самом деле Библию писал не один человек, а многие люди, находившиеся в разных обстоятельствах, в разной среде и в разное историческое время. В результате в Библии мы имеем взгляды в разных ракурсах, а не одну и ту же монолитную идею. По этой самой причине существует такое множество христианских конфессий, где библейские тексты интерпретируются по-разному.

К примеру, большинство христианских конфессий из Библии черпают веру в бессмертие души, в то время как адвентисты и свидетели Иеговы из той же Библии черпают веру в то, что душа существует только в теле, подтверждая своё убеждение несколькими цитатами Ветхого Завета. Соответственно, представления об аде у этих конфессий так же иное: в то время как большинство христиан верят, что души нераскаявшихся грешников страдают в аду, адвентисты и свидетели Иеговы убеждены, что ад – ни что иное как полное уничтожение человека.

Представители разных конфессий могут до умопомрачения спорить по поводу того, кто же понимает Библию правильно, в то время как на самом деле разные библейские авторы имели разные представления по ряду вопросов, как в приведённых примерах.

В этом кроется и причина противоречий в Библии, на которые сильно любят указывать неверующие. Противоречия эти ими не выдуманы, они действительно имеют место и подтверждают идею, что Библия – не только книга Божественных откровений, но и книга, имеющая вполне земную, человеческую природу.

Преклонение перед библейской буквой приводит к очевидным абсурдам, когда один человек может цитировать какую-то библейскую фразу в подтверждение одного утверждения, а другой находит цитату, говорящую в пользу прямо противоположной идеи. Очевидно, что, читая Библию, нужно стараться вникать в общий смысл той или иной книги, учитывая культурный и исторический контекст, в котором жили её авторы-люди, а не цепляться мёртвой хваткой в отдельные фразы.

Все библейские книги достаточно древни, что естественно отражается на мышлении её авторов. Перенос большинства представлений древних авторов на нашу эпоху попросту невозможен, и в случаях таких попыток может приводить к ужасающим последствиям религиозного фанатизма, нетерпимости и насилия.

Разумеется, тоталитарный образ Бога — это не единственное, что можно найти в Библии. Это просто очень древние представления. Но даже и в Ветхом Завете, не говоря уже о Новом, есть много других, гораздо более высокоморальных идей. Библия не монолитна: в ней можно обнаружить эволюцию мышления, в том числе и эволюцию религиозных убеждений. И эта эволюция не заканчивается с последней библейской книгой. Она продолжается в истории.

Для меня лично очевидна простая логика: если Бог существует, Он никак не может иметь менее нравственные представления, чем те, к которым приходят люди. Если люди понимают, что убийство женщин и детей — это преступление, Бог — тем более. Если люди понимают несправедливость и пагубность дискриминации, Бог — тем более.

И напоследок обещанное в заголовке стихотворение. Это Надсон (кстати, поэт, любивший писать против верующих фарисеев) об Иисусе Христе:

Я не тому молюсь, кого едва дерзает
Назвать душа моя, смущаясь и дивясь,
И перед кем мой ум бессильно замолкает,
В безумной гордости постичь его стремясь;

Я не тому молюсь, пред чьими алтарями
Народ, простертый ниц, в смирении лежит,
И льется фимиам душистыми волнами,
И зыблются огни, и пение звучит;

Я не тому молюсь, кто окружен толпами
Священным трепетом исполненных духов,
И чей незримый трон за яркими звездами
Царит над безднами разбросанных миров,-

Нет, перед ним я нем!.. Глубокое сознанье
Моей ничтожности смыкает мне уста,-
Меня влечет к себе иное обаянье —
Не власти царственной,- но пытки и креста.

Мой бог — бог страждущих, бог, обагренный кровью,
Бог-человек и брат с небесною душой,-
И пред страданием и чистою любовью
Склоняюсь я с моей горячею мольбой!..

Реклама

Обсуждение закрыто.