Нужна ли РПЦ МП культура?

Статья написана в ноябре 2008 года на основе актуальных в то время сообщений СМИ. С тех пор ситуация не улучшилась, а ещё более усугубилась. Иллюстрации сделаны в конце 2010 года и отражают проблемы, связанные с грабительской реституцией.


 

РПЦ ныне активно выступает за обучение детей основам православной культуре. На эту тему было говорено немало: кто-то высказывался за, кто-то – против. Моё позиция была высказана резко отрицательно в статье О науке и нравственности в поддержку выступлений против клерикализации общества . Там речь шла, с одной стороны, о нетерпимости русского православия к инославию и, с другой стороны, о проблемах отношений между наукой и религией – проблемах, которые в принципе возможно было бы избежать, если бы в церковной среде (не только православной) не преобладали фундаменталистские стереотипы мышления. На моём сайте «Наука и религия» присутствует небольшой раздел Проблемы ОПК , где собрано несколько материалов о протестах и возражениях против вступления религии в сферу образования.

Впрочем, сейчас мне подобная деятельность несколько наскучила: умные и думающие люди ведь и без меня знают суть дела и прекрасно отдают себе отчёт, а неумных и упёртых всё равно не переубедишь. И всё же сегодня, просмотрев некоторые статьи, я решила вновь высказать своё мнение. Вернее, не просто высказать мнение, а подкрепить его некоторыми сообщениями.

РПЦМП – заведение отнюдь не духовное, оно преследует не духовные интересы, а сугубо собственнические: как в отношении людей (в нашей юрисдикции русский должен быть православным), так и в отношении материального имущества. РПЦМП по сути своей не церковь, то есть не духовный институт в подлинном значении этого слова, это совершенно «земное» бюрократическое учреждение, преследующее совершенно «земные», банально-эгоистические цели. Если Иисус на вопрос Понтия Пилата отвечал: «царство Моё не от мира сего», то царство РПЦМП – самое что ни на есть «от мира сего», причём во взаимовыгодной коалиции с государством, которое вполне охотно «подвизается за него». (Тут я намекаю на те же слова Иисуса: «если бы царство Моё было от мира сего, то служители Мои подвизались бы за Меня, но царство Моё не отсюда»).

От мира ли сего РПЦМП или нет, судите по небольшой подборке материала, который я приведу далее. Однако прежде, чем приступить к изложению, хочу дать предварительное важное уточнение: я выступаю отнюдь не против православия как религии, речь идёт не о вере людей, которые посещают храмы, речь о том учреждении, которое я назову словом «СИСТЕМА». Социальные системы бывают самые разные, и в религии их хоть отбавляй: любые организованные формы религии, будь то православные, католические, протестантские и любые другие, в той или иной мере являются СИСТЕМАМИ, которых менее всего интересует отдельный человек как личность, его духовный мир, поиски, переживания, в том числе и его культура.

Итак, давайте посмотрим, каковы подлинные цели РПЦМП как СИСТЕМЫ.

«С начала XX века церковь в нашей стране отделена от государства. На бумаге. – пишет на портале «Религия и СМИ» Игорь Медведев . — На деле же Русская православная церковь (РПЦ) – такое же государственное учреждение, как и обычное министерство. Например, по делам религий. А главным бюрократическим достоинством любого государственного органа, критерием его политического веса является та собственность, которую он контролирует. Судя по всему, РПЦ в ближайшее время станет одним из самых «весомых» учреждений в стране…» Далее следует текст, который вы можете читать по ссылке в статье «Каков поп!» .

Я же приведу наиболее значимые цитаты:

«Церковь – дело прибыльное
В настоящее время в России действуют 208 мужских и 235 женских православных монастырей, 12 665 православных приходов и 4696 воскресных школ. Остальные конфессии даже в сумме значительно уступают РПЦ по своему весу: более 4000 мечетей, около 70 синагог, 220 приходов Римско-католической церкви, треть из которых к тому же не имеет своих храмовых зданий. Всего около 20 тыс. объектов – такого количества нет ни у одной монополии в нашей стране.

Площадь церковных сооружений варьируется от 5 до 50 тыс. квадратных метров, земельных участков – от 0, 3 до 10 гектаров. Точная инвентаризация до сих пор не проводилась, но общая площадь церковных земель до 1917 года составляла около 7, 5 млн. акров земли (3 млн. га). Стоит учесть, что в Москве, например, стоимость 1 гектара земли составляет 6-7 млн. долларов. Это значит, что после того, как заработает новый закон и РПЦ получит всю собственность религиозного назначения, она превратится в крупнейшего негосударственного собственника земли. Ее имущество можно будет сравнить с собственностью крупнейших российских корпораций – «Газпрома», РАО «ЕЭС России», «РЖД»

РПЦ строит гостинично-деловые комплексы по 30 млн. долларов
В нашумевшем фильме Павла Лунгина «Остров» звучит мечта человека об истинных проповедниках – которые не разъезжают в «Мерседесах» и не носят «архиерейских сапог», а на деле страдают за людей. Не секрет, что РПЦ и сейчас не прозябает в нищете. На прошедшей в начале февраля в Берлине Неделе русской духовной культуры РПЦ открыто объявила о планах возрождения экономической активности в сфере недвижимости. Уже создан Центр инвестиционных программ РПЦ. В частности, программа восстановления патриарших подворий в Москве предусматривает на базе объектов недвижимости РПЦ строительство офисных, торговых и жилых комплексов, например «культурно-делового центра на Пятницкой улице», многофункционального комплекса на юго-западе Москвы, жилого элитного комплекса в Лазоревом проезде, бизнес-центра «На Спартаковской». В проект предполагается вложить 25-30 млн. долларов, каждый торговый центр будет иметь площадь 3-10 тыс. квадратных метров. Аналогичные инвестиционные проекты гостинично-деловых комплексов с привлечением сторонних бизнес-структур разработаны для Твери и Владимира. Патриарх Алексий II уже дал на эту деятельность свое благословение. Вполне вероятно, что такая же участь тем более постигнет новые, «реституированные», церковные объекты.

Иисус Христос говорил: «Богу – Богово, а кесарю – кесарево», имея в виду именно хозяйственную деятельность. За прошедшие годы церковь прошла путь от первых анархистских нелегальных общин к феодальным землевладениям епископов и монастырей и Совету по делам религий советской эпохи. По словам известного политолога Анатолия Баранова, в сегодняшней России она «превращается в смесь отдела администрации президента по работе с верующими, феодальной структуры Московского патриархата и корпорации новых олигархов в рясах».

МНЕНИЕ
Церковь не думает о сохранении культурного достояния
Александр КОВАН, исполнительный директор Международного благотворительного фонда им. Д.С. Лихачева:
– Церковные организации озабочены прежде всего борьбой за недвижимость, а не сохранением национального культурного достояния. Перестраиваются здания XVI века, разрушаются целые комплексы, все стараются сделать в евроремонте, как будто эта гладкость и ровность стен и есть сохранение памятников старины. Реставраторы, искусствоведы, специалисты высшей квалификации отстраняются от этого процесса, их мнение теперь никто не слушает. А если они все же докучают требованиями выполнять законодательство об охране памятников, некоторые иерархи в своих публичных речах уподобляют эти требования гонениям при советской власти. Подлинный трагизм этому придает то, что такая позиция церкви поддерживается государством. Оно сейчас на стороне благостного, вылизанного, сверкающего церковного благолепия, а не на стороне выстраданного европейской и российской наукой отношения к сохранению культурного наследия. Иверский монастырь сейчас спешно приводится в порядок с довольно грубыми нарушениями реставрационных норм в связи с тем, что неподалеку строится дача Президента РФ. Вызывает обеспокоенность ситуация в Рязани, где местная епархия требует передачи ей Рязанского кремля, что повлечет гибель Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника». (Дата публикации19.03.2007)

Итак, в отличие от Иисуса Христа, а так же и в отличие от многих святых христианских подвижников, царство РПЦМП – вполне «от мира сего», и богатства этого царства ОЧЕНЬ велико, чего отнюдь нельзя сказать о многих простых верующих, особенно в провинции. (Поверьте, знаю, видела, как там живут люди: без боли смотреть на это невозможно). И культурное наследие иерархов этого «царства» интересует в самую последнюю очередь, равно как и преподавание православной культуры в учебных заведениях – ничто иное как «прикрытие», а подлинная цель – расширение своей монополии. Искренне жаль тех наших граждан, которые доверяют этому учреждению в наивной надежде, что оно действительно способно дать какое-то обучение нравственным основам. Почитайте о дореволюционной России, какой казарменный дух царил в духовных заведениях. Культурные люди, цвет российской интеллигенции, задыхался в этой казарме, почему, собственно, многие с энтузиазмом восприняли идей революции. Ведь не на пустом месте они родились! Были реальные и объективные причины.

Но вернёмся к нашим временам. Какую культуру принесёт РПЦМП народу?
Судите сами. Читайте:Борьба церкви за имущество, невзирая ни на что :

«Несколько дней назад (дата публикации статьи — 2007-09-20) Русская Православная Церковь сумела добиться передачи в свое пользование объектов двух крупных музеев-заповедников: Соловецкого и «Рязанский кремль». Передача церкви двух крупных музеев с неясными перспективами их дальнейшего существования всколыхнули общественность, поскольку передаются памятники федерального и мирового значения, и заставили обратиться к теме, как церковь ведет борьбу за имущество.

Церковь вступила в борьбу за имущество в августе 2000 года, когда Архиерейский собор РПЦ обратился к президенту России Владимиру Путину с просьбой ускорить процесс возвращения Церкви ее имущества. В послании было впервые открыто заявлено о том, что РПЦ претендует не только на возвращение храмов, но и земель вокруг них, а также светских зданий. В этом обращении говорилось: «В годы лихолетья государство беззаконно изъяло у Церкви собственность, созданную трудом многих поколений верующих».

Казалось бы, вопрос поставлен правильно, и в целях развития духовности, на это стоило пойти. Однако вопрос возвращения церквей и зданий, впрочем, тут же оказался увязан с вопросом коммерческого использования полученного имущества. «Только возврат многообразного церковного имущества восполнит бюджет Московского патриархата», — подчеркнул Архиерейский собор РПЦ. Судя по последующим событиям, именно соображения пополнения бюджета за счет «возвращенной» собственности, сделались доминирующими в борьбе церкви за здания и земли. В этой борьбе, конечно, никакой жалости к противникам не предусматривалось. Иерархи в этом же обращении, фактически, объявили войну всем нынешним пользователям бывших церковных зданий и церквей: «Проблемы нынешних пользователей не могут становиться непреодолимым препятствием к возвращению церковной собственности».

Имущественный пай, на который церковь заявила свои права, составляет очень внушительный список.
В России к РПЦ должны отойти 443 монастыря, 12 665 приходов и около 2 млн. гектар земли. В ряде регионов церковь автоматически после возвращения становилась крупным землевладельцем. РПЦ рассчитывает получить большой список объектов, находящихся в самом центре крупных городов. Только в Москве РПЦ потребовала передать около 600 объектов, площа­дью от 5 до 50 тысяч квадратных метров с земельными участками площадью от 0,3 до 10 гектаров. Стоимость этой недвижимости будет огромной. Если РПЦ сумеет добиться передачи всей собственности, права на которую она заявляет, то в ее собственности окажется имущество, сопоставимое по стои­мости с активами ОАО «Газпром», РАО «ЕЭС России», РАО «РЖД».

В уставе РПЦ Московской патриархии четко прописаны имущественные отношения. Согласно пункту 5, главы 15 устава все имущество, принадлежащее приходам и подразделениям РПЦ МП, является не их обо­собленным имуществом, а общецерковным. Право распо­ряжаться всем имуществом, согласно пункту 7 той же главы, принадлежит исключительно Священному синоду. Иными словами, после завершения «церковной реституции» в России появится огранизация, которая владеет колоссальными средствами и имуществом, сопоставимыми с крупными корпорациями, но при этом выведенная из-под регулирования экономической деятельности. РПЦ получит сильные экономические рычаги для укрепления своего влияния в стране.

В настоящее время одними из главных пользователей церковных зданий являются музеи и заповедники, большинство из которых расположены в церковных зданиях еще с советских времен, нередко даже с 1920-х и 1930-х годов. Музеи в течении десятилетий проводили реставрационные работы и поддерживали здания в хорошем состоянии. Неудивительно, что именно на эти здания РПЦ обратила внимание в первую очередь. В отличие от крупных компаний, у музеев нет больших средств, возможностей лоббировать свои интересы и вообще защищаться от нападок, потому они и стали в первую очередь объектами, на которых разразились конфликты между церковью и музеями.

Конфликтные ситуации, связанные с совместным использованием зданий, отмечались с самого начала процесса передачи церквей, с 1991 года. Однако после обращения Архиерейского собора РПЦ, эти конфликты не только стали более частыми, но и стали приводить к передаче церкви целых комплексов, с последующим уничтожением музеев.

Regrus.info составил по материалам печати краткий обзор основных конфликтных ситуаций в области передачи имущества РПЦ…» Далее следуют примеры, которые можно читать по приведённой ссылке: Борьба церкви за имущество, невзирая ни на что .

«В этом обзоре прослеживается не только стремление забрать все здания, которые когда-либо использовались церковью, но и другая, малозаметная тенденция. При передаче в собственность РПЦ крупных комплексов, где располагались музеи, происходит уничтожение светских музеев и замена их епархиальными музеями. Так было сделано в Ипатьевском монастыре, уже создан епархиальный музей «взамен» светского в Рязанском кремле. Видимо, аналогичным образом будет завершено уничтожение музея на Соловках. Ценные предметы искусства также могут быть успешно использоваться в коммерческих целях, например для захвата церковью большого сектора туристической деятельности.

Кроме того, как видно из обзора, церковь не останавливается даже перед уничтожением школ в своем стремлении к владению имуществом.

Давно было подмечено, что РПЦ претендует и стремится добиться передачи только тех зданий, которые кем-то используются и поддерживаются в хорошем состоянии. Председатель научно-методического совета по охране наследия Министерства культуры, директор Института искусствознания Алексей Комеч еще в 2003 году заметил, что в России стоит около 10 тысяч заброшенных храмов, многие из которых разрушаются и требуют срочного ремонта и реставрации. Однако такие объекты церковь не берет в свою собственность. Даже в Москве Алексей Комеч насчитал около 10 заброшенных церквей. Одна из них расположена в самом центре, в Климентовском переулке, буквально в 50 метрах от метро «Третьяковская». Мимо нее проходит много людей, в том числе и активные участники борьбы за церковное имущество. Однако большая церковь XVIII века стоит закрытой, и по ее обшарпанным стенам видно, что за ней давно нет никакого присмотра. Эти факты позволили сделать вывод, что церковь интересуют не столько храмы, сколько музейные ценности, земли и светские здания.

Если будет допущено, что церковь добьется передачи перечисленных зданий, которые сейчас занимают музеи, на нынешних условиях, то есть когда музей выбрасывается вон, а коллекции и библиотеки захватываются церковью, то Россия лишится свободного доступа к большому пласту национальной культуры и памятникам истории…». (Дмитрий ВЕРХОТУРОВ)

Начиная с апреля 2006 года происходит разбирательство вокруг Валаамского монастыря. Напомню, что житель Валаама Дмитрий Синицын распространил Обращение жителей островов Валаамского архипелага , в котором, в частности, сказано следующее:

«Показывая внешнее благочиние и прикрываясь жизнью и подвигами своих предшественников монахи создают свою Империю достатка и роскоши на островах Валаамского архипелага с законами и политикой, зачастую далекой от Христианских ценностей, Конституции и Российского законодательства.

Недавно, по «стараниям» игумена монастыря Панкратия, ему была отдана государственная организация Природный парк «Валаамский архипелаг».
Работавшие там местные люди остались без работы.

Клановость, лицемерие, борьба с внешними «грехами мира сего», культивирование рабского повиновения, запугивание и манипулирование страхом слабых людей для осуществления своей власти – это только некоторые грани их скрытой политики в деле «духовного возрождения».

Мы, до их прихода, жили в современной, развивающейся и большой России с надеждой на справедливость, труд и здравый смысл. С верой в будущее наших детей, на этой земле. А теперь… оказались в атмосфере царизма, с князьками захватывающими власть, бизнес и собственность на выпрошенные деньги у нашего государства, олигархов и крупного бизнеса.

Такого «духовного возрождения» мы, как русские, да и просто люди – НЕ ХОТИМ!»

Понятно, что сейчас – не времена царизма, на прессу нет жёсткой цензуры (по крайней мере, как видно, возможность выступать с критикой РПЦ пока есть). Как же церковь отвечает на критику? Псковская епархия составила «чёрный список» СМИ, негативно отзывающихся о церкви . Ранее глава синодального Отдела по связям с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями протоиерей Дмитрий Смирнов в 2006 году призывал создать список «врагов церкви». Заместитель председателя ОВЦС протоиерей Всеволод Чаплин заявил, что такие списки уже готовы.

Так и вспоминается при этом святая инквизиция и индекс запрещённых книг! Впрочем, таковая уже существует. «Мы объявляем о создании современной настоящей священной инквизиции», — это заявление сделал председатель Союза православных хоругвеносцев (СПХ) Леонид Симонович-Никшич на вечере, посвященном переизданию труда преп. Иосифа Волоцкого «Просветитель». Он с гордостью напомнил сподвижникам о проведенной несколько лет назад акции по сожжению книг Э.Радзинского, газеты «Московский комсомолец» и других. Следующим проектом стало публичное сожжение книги Д.Брауна «Код да Винчи» и постера с рекламой одноименного фильма. В последствие не обошлось и без сожжения книг о Гарри Потере. «Мы пока не можем, к сожалению, сжигать в открытую еретиков, но будем сжигать книги и кассеты…», — заявил Л.Симонович.

Впрочем, не только неправославную и заведомо «еретическую» литературу сжигают «ревнители веры». В 1998 г. в екатеринбургской епархии по распоряжению правящего в то время там епископа Никона (Миронова) сжигались труды «модернистских» православных богословов: о. Александра Шмемана, о. Иоанна Мейендорфа и о. Александра Меня. Напомню, что о. Иоанн Мейендорф и о. Александр Шмеман являются крупнейшими православными богословами ХХ века. Всю свою жизнь они, как и о. Александр Мень, посвятили проповеди православия, их книги, в советское время с большим трудом попадавшие в СССР, служили утешением и надеждой тысячам верующих. Впрочем, вероятно, что екатеринбургские инквизиторы тогда таковыми и не являлись.

Никакого осуждения факта этого позорного аутодофе со стороны патриархии не последовало, несмотря на возмущение православной интеллегенции и родственников названных (уже усопших) священников. Летом сего (2008) года патриарх Алексий IIнаградил епископа Никона (ныне настоятеля храма Успения Богородицы в Вешняках г. Москвы) орденом Сергия Радонежского II степени за «усердное служение».

Итак, думайте сами, какую духовность и какую культуру несёт РПЦМП.

И вот, наконец, последняя новость об отношении церкви к культурному наследию, которая оказала на меня наибольшее впечатление. По многочисленным сообщениям СМИ, рублёвская «Троица» рискует погибнуть в результате прихоти иерархии РПЦ. Лучшие ревтавраторы России высказались против передачи «Троицы» Рублёва для празднования в Троице-Сергиеву Лавру :

«Всероссийский Художественный научно-реставрационный центр имени академика И.Э. Грабаря категорически против планируемой на июнь следующего года временной передачи иконы Андрея Рублева «Троица» в Троице-Сергиеву лавру в Сергиевом Посаде. «Мы, реставраторы, категорически против передачи иконы», — заявил REGIONS.RU директор ВХНРЦ Алексей Петрович Владимиров. Владимиров пояснил, что, во-первых, транспортировка и пребывание в неприспособленном помещении могут оказать пагубное воздействие на «Троицу», а во-вторых, произведения, которые являются достоянием всей нации, должны храниться только в музеях, так как принадлежат не Церкви, а всей нации».

Историю страстей вокруг «Троицы» предал гласности в своем блоге в ЖЖ старший научный сотрудник Отдела древнерусского искусства Государственной Третьяковской галереи Левон Вазгенович Нерсесян, преподаватель МГУ им М.В.Ломоносова, автор ряда книг и статей по древнерусскому искусству.

«Речь идет о произведении со сложной исторической судьбой и сложным состоянием сохранности. О произведении, которое уже пережило несколько варварских подновлений и реставраций. О расходящихся досках, которые невозможно окончательно скрепить, не вызвав еще более серьезных разрушений. О разновременных красочных слоях, которые будут по-разному реагировать на изменения температуры и влажности – и, соответственно, раздирать то, что более или менее скрепилось друг с другом. О произведении, сохранить которое на более или менее длительное время можно только одним способом – не трогать», — пишет в своем блоге Нерсесян.

Левон Нерсесян в интервью REGIONS.RU подтвердил и конкретизировал информацию, сообщенную им ранее в личном блоге. По его словам, Алексий II направил письмо в Министерство культуры с просьбой передать икону на три дня верующим. В сентябре министр культуры РФ Александр Авдеев по итогам встречи с патриархом заявил журналистам, что икона святой Троицы будет временно передана для поклонения верующих. Никаких официальных распоряжений на этот счет в музей пока не поступало.

17 ноября в Третьяковской галерее состоялся Расширенный реставрационный совет, на котором специалисты Третьяковки и других музеев, реставраторы и искусствоведы высказались против передачи национальной реликвии. Однако руководство ГТГ дало понять, что вопрос о передаче уже решен и обсуждению подлежат только вопросы сохранения иконы при транспортировке и экспонировании в неприспособленном для нее помещении. В итоге заседание Реставрационного совета завершилось без принятия резолютивного решения. «После того как специалисты высказались против, руководство сказало, чтобы мы обсуждали вопрос не о том, стоит ли это делать вообще, а о том, как это сделать», — рассказал Левон Нерсесян».

Уважаемый Левон Нерсесян возмущается не иерархией РПЦ, а отношением своего начальства, но мне представляется совершенно очевидным: иерархию РПЦ не слишком интересует культура, она печётся лишь о своих интересах. Газета «Коммерсант» сообщает : «Администрация РПЦ убеждена, что галерейщики лукавят. «Владимирская икона Божьей Матери несколько раз вывозилась из Третьяковской галереи, хотя и считалась крайне хрупкой,— говорит пресс-секретарь Московского патриархата отец Владимир Вигилянский.— А между тем когда-то хранительница уверяла меня, что икону нельзя перемещать со стенки на стенку». В РПЦ напоминают, что в октябре 1993 года эта икона переносилась в Богоявленский собор и перед ней совершалась молитва о спасении России.

Более того, церковь восприняла демарш Третьяковки как антиправославный поступок. «Это удивительная принципиальность,— считает отец Владимир Вигилянский.— Где были все эти люди и их учителя, когда церкви разграблялись, а иконами топили печи. Столь агрессивное противление нашей просьбе аморально»…

Конфликт между галереей и церковью вышел на правительственный уровень. Так, патриарх Алексий II призвал «встать на сторону православия» министра культуры Александра Авдеева. Однако министр пока воздерживается и от ответа, и от публичных комментариев…

В Третьяковской галерее не скрывают, что боятся прецедента, когда экспонаты галереи станут выдаваться РПЦ по первому требованию патриархата. «Внятной мотивации, почему икона потребовалась для службы именно в следующем году, нет, ведь нет никакой даты или юбилея. Означает ли это, что отныне икону собираются перевозить в монастырь ежегодно»,— размышляет и господин Лившиц. «Нам дали понять, что если мы откажемся выдавать икону на богослужение, РПЦ вообще ее у нас отберет»,— признается господин Нерсесян. Речь, по мнению искусствоведов, идет о попытке реституции, то есть возвращении икон храмам, что означает их полную потерю. «В правление Дмитрия Медведева сложилась очень тревожная ситуация,— считает господин Лившиц.— По приказу президента патриархии были переданы древние — времен Бориса Годунова и Федора Романова — мощевики, бывшие неотъемлемой частью богослужений, в том числе и с участием патриарха. Где они теперь, никто не знает. И где гарантии, что та же участь не постигнет «Троицу» — что после истечения оговоренных трех дней не последует приказ президента о передаче иконы церкви?»

В пресс-службе РПЦ «Ъ» заверили в том, что «церковь крайне деликатно относится к противоречиям между интересами собственными и интересами музеев, в собственности которых в силу истории оказалось православное наследие». Впрочем, истинную позицию РПЦ отец Владимир Вигилянский сформулировал предельно открыто: «В галерее должны понимать, что их поставили в положение хранителей краденого и по любому законодательству за хранение краденого придется отвечать».

На сём я свой обзор сообщений СМИ о политике РПЦМП заканчиваю.
«Думайте сами, решайте сами» — как поётся в известной песне.

Реклама