Лукавства «обличителей»

Это седьмая заметка к публикации сборника Александра Грайцера «Тебе принадлежит свобода» в рассылке «Человек и религия в современном мире».

Иллюстрация — евангельский эпизод о грешной женщине, которая омыла ноги Иисуса, и фарисее, недовольным тем, что Иисус позволил ей прикоснуться к себе.

22 ноября 2008

Дорогие друзья! Мы продолжаем публикацию книги Александра Грайцера «Тебе принадлежит свобода». В сегодняшней главе (которой в этом выпуске представлена половина, а вторая будет в следующем) Саша рассматривает проблему обличения грехов. Проблема эта, с одной стороны, достаточно банальна, поскольку очевидно, что религия всегда связана с обличением грехов и призывом к праведности в виде заповедей, но, с другой стороны, проблема эта чрезвычайно сложна. Вот об этой второй стороне – о сложности и неоднозначности проблемы обличения грехов мне бы и хотелось сейчас поговорить.

Первая трудность обличений, которая бросилась мне в глаза ещё в юности, касалась особенностей российского протестантизма, в котором практически все верующие только тем и занимаются, что обличают друг друга и весь окружающий мир в грехах. Под предлогом угождения Богу, цитируя направо и налево библейские фразы, эти люди фактически занимаются осуждением и обвинением других. Так, словно слова Иисуса: «что ты смотришь на соринку в глазу ближнего, а бревна в своём глазу не замечаешь?» обращены к кому угодно, но только не к ним. Вероятно, Саша тоже столкнулся с подобным явлением, почему и подчёркивает, что обличения – проблема очень деликатная, что обличать нужно разумно, и что обличающий должен быть движим в первую очередь любовью, и, добавлю от себя, ни в коем случае не должен быть движим страстью обвинения и осуждения. Чтобы увидеть, в чём разница между подлинным обличением и обвинением с осуждением, нужно очень внимательно всматриваться в свои чувства и уметь распознавать нечистые и неправедные мотивы внутри себя самого. И, совершенно верно пишет Саша, что обличать другого может лишь тот, кто обличает прежде всего самого себя.

В православии присутствует идея важности смирения, осуждения за грех самого себя, а не ближнего, и в данном отношении мне православный подход представляется наиболее верным. Правда, этот замечательный подход в православии почему-то на практике улетучивается начисто, когда речь заходит о межконфессиональных и межрелигиозных отношениях: начинается обливание грязью иных конфессий и превозношение своей веры как единственно верной. Подобное поведение – ни что иное как изощрённая форма религиозной гордыни.

На днях прочитала, что по решению прокуратуры был закрыт сайт «Православие и ислам» по обвинению в разжигании межрелигиозной вражды. Редактор сайта Ю.Максимов утверждает, что главная претензия прокуратуры относится к переопубликованному тексту священномученика Александра (Миропольского) «Мнимое благочестие Мухаммеда». Ю.Максимов отмечает, что тот же текст святого использовал в своей книге священник Даниил Сысоев, против которого мусульманская журналистка Халида Хамидуллина пыталась возбудить уголовное дело. Ю.Максимов убеждён, что страдает «за правое дело» на том основании, что использовал тексты канонизированного святого. Он, бедняга, видимо совершенно не ведает, что многие святые прошлого, будучи детьми своего времени, действительно проповедовали много некорректного в адрес инаковерующих, как мусульман, так и неправославных христиан, и особенно иудеев. Труды святых, начиная с древних времён, пестрят антисемитскими высказываниями. И вот современные верующие, вместо того, чтобы учиться на уроках истории, учатся всему этому мрачному наследию прошлого, будучи совершенно убеждёнными, что таким образом они «обличают неправду». Подобным образом и немало протестантов поносит иконы как идолы, оскорбляя чувства православных (и католиков), разжигая тем самым межрелигиозную вражду, будучи твёрдо убеждены, что «обличают неправду».

Можно привести множество примеров, когда верующие под видом борьбы с «неправдой» и «грехом» по существу морально убивают и топчут своих ближних. Да и сам вопрос, что считать грехом, а что – нет, является более чем спорным. К примеру, многие служители церкви настаивают на расторжении нерегистрированных или регистрированных, но невенчанных браков, несмотря на то, что люди долгое время ведут совместную жизнь и их отношения по сути и смыслу являются семейными. Отсутствие церковного обряда или штампа в паспорте считается для таких верующих достаточной причиной, чтобы обвинять людей в «блудном сожительстве».

Или другой пример. Недавно в штате США Южная Каролина католический священник Джей Скотт Ньюман отлучил сторонников победившего на президентских выборах Барака Обамы от причастия. По мнению преподобного, голос, поданный за Обаму, суть «содействие истинному злу». В письме членам прихода церкви святой Марии в городе Гринвилл он заявил, что душам сторонников Обамы, причастившимся Святых Тайн без предварительного покаяния, грозит погибель. «Наша страна выбрала главой исполнительной власти самого ярого радикального сторонника абортов из всех тех, кто когда-либо заседал в Сенате и баллотировался в президенты», — пояснил священник.

Интересный и здравый комментарий этого события высказал один участник христианского форума evangelie.ru: «Такое ощущение, что у Америки есть только одна проблема — аборты. Причем, люди, выступающие против абортов даже не задумываются о том, что в реальности количество абортов не сокращается, а просто они уходят в подполье, становятся латентными, либо просто делаются в другой стране, например в Мексике. Причем, во время латентных абортов женщины иногда и умирают, что уже само по себе негативный результат, ибо убивается и ребенок и мать одновременно».

Очевидно, что противостояние абортам должно совершаться разумными методами, а не путём агрессивного давления и средневековых страшилок адом. А поступок преподобного Ньюмана – это, как говорится, no comments. Каждый практикующий христианин знает, насколько важно для верующих причастие, и отлучение от причастия вместе с запугиванием погибелью души за поддержку в выборах нежелательного для церкви кандидата – ничто иное, как манипуляция с использованием религиозных чувств верующих.

К сожалению, большинство верующих не знают иных методов морального влияния, кроме как путём давления, запугивания и разжигания эмоциональных страстей. О допустимости обличений таких верующих не может быть и речи. Ничего, кроме негодования и отторжения от веры и от церкви подобные методы у людей не вызывают.

Но наиболее острой проблемой в связи с темой обличения грехов является, пожалуй, проблема отношения к гомосексуализму. Об этой проблеме я уже писала неоднократно. Современная наука понимает гомосексуальность не как патологию, а как вариант нормы, продиктованный не сознательным выбором человека, а его природной наклонностью. Ссылки на материалы, связанные с этой проблемой, вместе со ссылками на мою собственную статью недавно размещены мною в моём блоге ЖЖ. Борцы с «грехом» не в состоянии повлиять на изменение сексуальной ориентации человека, но зато своей «борьбой» они усугубляют моральные страдания тех гомосексуалистов, которые не приняли свою сексуальную ориентацию, некоторые из которых в итоге даже кончают жизнь самоубийством.

В связи с этим вопросом интересны рассуждения Юргена Хенрихсона, с которыми я полностью согласна, в статье Фундаментализм и гомосексуализм. Его логику мысли вполне можно отнести не только к вопросу отношения к гомосексуализму, но и к проблематике определения греха в целом:

«Этическая проблема связана с тем, что фундаментализм вообще испытывает трудности с определением греха, — пишет Юрген, — Не будем здесь пускаться в подробности, но посмотрим, как это проявляется в вопросе гомосексуализма. На вопрос о том, почему гомосексуализм грех, фундаменталист отвечает: потому что так написано в Библии. Что именно и почему написано в Библии — об этом мы скажем ниже. Но обратим внимание на то, что ссылка на Библию сама по себе абсолютно не объясняет, почему то или иное действие нужно считать грехом (в скобках заметим, что довольно забавно называть гомосексуализм действием). … Действительно, человек может выбирать, быть ему вором, пьяницей, блудником, идолослужителем или не быть. Но человек не может выбирать сексуальную ориентацию. Почему мы сказали, что у фундаментализма трудности с определением греха? Дело в том, что для фундаментализма грех — то, что противоречит воле Божьей. В случае с фундаментализмом понимание воли Божьей крайне затруднено ложной фундаменталистской гносеологией, богословской методологией и библиологией (об этом кратко говорится ниже). Хотя у нас и нет желания в этом трактате излагать учение о грехе, но все-таки рискнем предположить, что грех нужно определять не через букву, как в фундаментализме (написано / не написано), а через личность, ибо в христианстве грех — это не преступление против буквы, а преступление против личности. Когда люди любят друг друга, никого при этом не оскорбляя, например, изменой (как в случае с прелюбодеянием, каковое действительно является грехом), чья, спрашивается, личность при этом испытывает урон?»

Юрген Хенрихсон озвучивает идею, которую ранее пыталась сказать и я другими словами, не касаясь конкретно проблемы гомосексуализма: грех нужно определять не через букву, как в фундаментализме (написано / не написано), а через личность, ибо в христианстве грех — это не преступление против буквы, а преступление против личности.

Отчасти я касалась этого в статье «О религиозных системах и великом Таинстве Человека» цикла Моё кредо. В частности, там я писала:

«…нравственность имеет в своей основе уважение к человеку и, более глубоко, уважения к любым проявлениям жизни. В нравственной жизни нет ничего бессмысленного. Смыслом её является стремление дать ближнему благо и не причинить ему вреда. Подлинно нравственным является тот, кто живёт с осознанным стремлением относиться к другим как к самому себе. Но в церковных системах люди в основной массе не думают ни о каком смысле. Они просто подчиняются тому, что им диктуется «сверху». Поэтому оказывается возможным и даже вполне нормальным попирать ближнего, усердно стараясь соблюдать всё «положенное», «палками» гнать ближнего соблюдать «положенное» и «топтать ногами» за несоблюдение «положенного», разумеется, для того, чтобы порадовать этим Бога и погордиться своим благочестием.

Наблюдая за всем этим, я задаю вопрос: «Как лучше и правильнее жить: по совести или по религиозной «букве закона»? «Конечно же, по религиозной «букве закона», – отвечает большинство практикующих, то есть воцерковлённых, верующих, – потому что буква закона происходит от Бога и Его служителей, а совесть у каждого своя: один думает так, другой – иначе, и разрушаются «абсолютные» принципы добра и зла».

Но посмотрим на перечисленные выше «положенные» предписания и задумается: «Кому и зачем всё это нужно?». Если главным для человека станет не соблюдение «положенных» предписаний, а уважение и любовь к ближнему, то многие «положенные» предписания покажутся ненужными и абсурдными. Не лучше ли каждому человеку самостоятельно, в своей совести, искать разумный смысл понятий добра и зла и смысл своих поступков, исходя из каждой конкретной ситуации? Ведь то, что может стать добром для одного человека в одной ситуации, может для другого стать злом.

Можно, к примеру, осуждать и с пеной у рта поносить гомосексуализм, и этим довести до самоубийства какого-нибудь ранимого и чувствительного гомосексуалиста, который не в состоянии переделать себя. Это крайний случай, но есть ведь и незаметный вред, который совершенно не беспокоит «ревнителей благочестия», – душевные раны и психологические травмы.

А сколько подобных ран и травм от «праведных», «благочестивых», «ревнителей» и «истинно верующих» приходится видеть при более-менее близком соприкосновении с церковной средой! И получается так, как в евангелии сказал Иисус, когда Его осуждали за нарушение субботы: «Что должно делать в субботу? Добро или зло? Спасти душу (жизнь) или погубить? Суббота для человека, а не человек для субботы». Поскольку суббота для иудея является олицетворением всего Закона, Иисус, таким образом, утверждает приоритет ценности человека перед буквой Закона. Оказывается, что соблюдение «буквы» может не только приносить пользу, но и причинять человеку вред.

Отношение к человеку должно строиться не на том, что «положенное» он соблюдает, а что нарушает. Оно должно строиться на осознании того, что в человеке присутствует бесценная личность, которая к чему-то стремится, что-то переживает, о чём-то думает, имеет какие-то убеждения. Каждый человек – это целый мир, целая Вселенная. Каждый человек – это великое Таинство, которое нужно любить и уважать, и которое заслуживает преклонения. С этих позиций можно сказать, что каждый человек – это воплощение Бога на земле…»

Человек – прекрасное и очень сложное существо. Даже и в тех случаях, когда он действительно совершает что-либо плохое, в нём одновременно живёт что-то хорошее. Вот это хорошее необходимо найти и увидеть, чтобы опереться на него, если мы хотим помочь человеку стать лучше, а не осуждать и растаптывать его своими «обличениями».

Главу из книги Александра Грайцера, к которой писалась эта заметка, см. в архиве по ссылке

Реклама