О феномене харизматии

Стандартный

Эта заметка написана для рассылки «Человек и религия в современном мире», где в конце 2008 — начале 2009 года публиковался сборник Александра Грайцера «Тебе принадлежит свобода».

Слева — Сошествие Святого Духа на апостолов в виде огненных языков, икона

12 октября 2008

Дорогие друзья!

Сегодня мы предлагаем вашему вниманию книгу Александра Грайцера «Тебе принадлежит свобода», которая будет публиковаться в нашей рассылке по главам. В этой книге Саша описывает своё обращение к вере в Бога и события, происшедшие в ближайшее время после этого обращения – конца 90-х годов прошлого (XX) столетия. Сама книга была написана спустя несколько лет после описанных в ней событий, то есть в начале 2000-х годов.

Прежде чем начать публикацию книги, мне бы хотелось дать несколько небольших пояснений. Надеюсь, что читатели знают о том, что христианская религия существует в очень многих формах, наиболее известными из которых являются три – православие, католичество и протестантизм, родившийся первоначально в форме лютеранства и позднее породивший множество других конфессий. Обратившись к вере в Бога, Саша Грайцер пришёл в одно из движений протестантизма, поэтому в своей книге он рассуждает о той картине, которую увидел в среде протестантов. Тем не менее, картина эта имеет немало своих параллелей и в реальности традиционных христианских церквей.

Мне бы хотелось дать некоторые пояснения по поводу специфических явлений языкоговорения, пророчеств и танцев, о которых Саша упоминает.

Языкоговорение – феномен, описанный в Новом Завете в Деяниях апостолов: когда на апостолов сошёл Святой Дух в день Пятидесятницы (в православии это праздник Троицы), они заговорили на иностранных языках, которые не изучали. Окружающие их иноземцы были очень этим удивлены и говорили: «все эти люди – жители Галилеи, как же они говорят нашими языками?» Иноземцы, таким образом, услышали из уст апостолов проповедь «о великих делах Божиих» на своих родных языках. Для самих же апостолов этот феномен явился знаком, что Бог иудеев призывает к вере и язычников. Позднее, когда возник вопрос, можно ли крестить необрезанных, подобное языкоговорение снизошло и на язычников, давая этим понять, что Бог дарует такой же дар необрезанным, как и обрезанным. Это имело важное значение для распространение христианства среди язычников без требования обрезания и соблюдения всех ритуальных тонкостей ветхозаветнего Закона Моисея.

Однако уже в послании коринфянам мы находим слова апостола о том, что феномен языкоговорения может быть и непонятен людям, когда они слышат невразумительные звуки. Апостол предупреждает верующих не пугать этим явлением окружающих, чтобы те не решили, будто верующие «беснуются». При этом он побуждает говорящих на иных языках молиться о «даре истолкования». Ибо «когда дух мой молится, то ум мой остаётся без плода», то есть молящийся сам не понимает произносимых им слов. Таким образом, очевидно, что уже в раннехристианских общинах наблюдалось явление языкоговорения, аналогичное тому, что происходит в современных пятидесятнических церквах.

Как же понимать это явление? Неужели Богу мало того, что человек молится на своём родном языке от сердца? Ведь ещё древний псалмопевец говорит: «дух сокрушенный и уничиженный Ты не презришь, Боже». То есть, для Бога важна смиренная молитва от сердца: её Он всегда принимает. Среди пятидесятников иной раз встречаются совершенно немыслимые утверждения, будто бы молитва на иных языках «более действенная» по сравнению с простой сердечной молитвой. Но ничего подобного нет ни в Библии, ни в традиции христианской духовности. Напротив, в традиции есть предупреждение, что подмена сердечного обращения стремлением к знамениям чревата обманами лукавого.

Тем не менее, совершенно неубедительны обвинения пятидесятников в том, будто бы все они одержимы бесами. В конечном счёте, апостол Павел как раз и предупреждает верующих, что люди решат, что те беснуются.

Наиболее убедительным являются утверждения о том, что языкоговорение – один из даров, который даётся некоторым, но отнюдь не всем. Причём совершенно очевидно, что феномен этот нужен вовсе не для Бога, а для самого человека. «Кто говорит языками, тот назидает себя», — пишет апостол. Вероятно, это «назидание» связано с необычными переживаниями, которые, по их собственным свидетельствам, переживают верующие в таких молитвах.

Что касается науки, то некоторые учёные связывают феномен языкоговорения с так называемыми «изменёнными состояниями сознания». Иначе говоря, языкоговорение является своего рода психотехникой.

Многих православных подобные непонятные феномены и необычные переживания отпугивают. Как правило, такие православные воспитаны в традиции, что нельзя искать никаких переживаний, дабы не впасть в «прелесть». Против тех или иных религиозных убеждений ничего возразить невозможно: не хочешь иметь переживания, избегай их.

Однако современная психология показывает, что нередко необычные переживания разного рода оказывают преображающее влияние на личность. Родоначальником исследований необычных переживаний по праву считается Уильям Джеймс. Продолжателями этой линии, каждый по-своему, являются такие известные учёные как Маслоу, Ассаджиоли, Грофф, Уилбер. С изучениями необычных переживаний связано направление трансперсональной психологии. Так, Маслоу называет необычные переживания «пиковыми», и в их число входят переживания религиозного плана. Маслоу показывает, что необычные переживания, в том числе и религиозные, оказывают благотворное влияние на личность. При этом, конечно, нужно иметь в виду, что такие переживания бывают нечасто и не могут являться постоянно, как по заказу.

Слева — Давид танцует перед ковчегом Божьим, фреска

Другой специфический феномен, который упоминается в книге Саши, — это пророчество. Тут нужно иметь в виду, что в контексте посланий апостола Павла речь идёт не столько о предсказаниях будущего, сколько просто о вдохновенной речи или, так сказать, о действиях «по наитию». На это недвусмысленно указывают слова апостола: «кто пророчествует, тот говорит людям в назидание, увещание и утешение». Хотя в христианской традиции мы встретим в изобилии и рассказы о предсказаниях будущего, и о «прозорливости» святых, говорящих людям об их жизни то, чего узнать не могли. Однако в христианской традиции не принято из соображений стремления к смирению провозглашать самого себя пророком или кем-то великим.

Апостол Павел прямо говорит: «ревнуйте о дарах духовных, особенно же о том, чтобы пророчествовать», что, как уже было сказано, подразумевает необязательно способность предсказывать будущее (типа ясновидения), а способность говорить и действовать «по наитию». Протестанты называют это «наитие» «водительством Святого Духа», хотя, конечно, в массе об этом гораздо больше говорят, чем являют на самом деле.

И, наконец, последнее специфическое явление, упомянутое Сашей, о котором мне бы хотелось сказать, — это танцы во время харизматических богослужений. Это явление достаточно часто отпугивает не только православных, но и консервативных протестантов, в том числе баптистов и пятидесятников. Само по себе явление танцев «перед Богом» происходит ещё из традиции ветхозаветных времён. Так, например, царь Давид танцевал перед ковчегом завета. Вообще евреи, как и другие народы Востока, очень темпераментны, что, естественно, отразилось на всей культуре и на религиозных традициях в частности.

Для европейской культуры танцевать «перед Богом» достаточно необычно. Однако в харизматических общинах существует такой обычай, что весьма хорошо, если не ставить этого во главу угла религиозной жизни. Ценность этого явления заключается в том, что преодолевается некий искусственно созданный «сакральный» барьер между церковным и светским, между «духовностью» и «мирской» жизнью.

У человека есть эмоции, такова его естественная природа. Проявлять эмоции – не только не грех, но и весьма полезно. И, следовательно, человек имеет право на выражение эмоций как в так называемой «светской» жизни, так и в церковной. Разумеется, это не означает, что все церкви должны отказаться от традиционных богослужений и установить харизматические танцы вместо них. Традиционные богослужения можно рассматривать как особый вид религиозной культуры, как своего рода искусство, и как невербальный (символический) язык коммуникации. Но в жизни человека должно присутствовать всё: и спокойная возвышенная красота, и свобода экстатических проявлений, так как и то, и другое соответствует человеческому естеству. И в Библии мы находим примеры как смиренных молитв с плачем о грехах, так и достаточно эмоциональные и восторженные молитвы (поклонение и благодарение), и не побоюсь употребить пугающее некоторых «благочестивых» христиан слово «экстаз».

Главу из книги Александра Грайцера «Тебе принадлежитт свобода», к которой написана заметка см. в архиве по ссылке.

Реклама

Обсуждение закрыто.