Библейские корни нетерпимости и насилия в вере

Эта статья написана в марте 2008 г.
На рисунке: войны Иисуса Навина

В наше время редко приходится слышать критику веры, Библии, истории христианства. Люди словно из одной крайности – крайности огульного атеизма и насмешек над верой – бросились в противоположную крайность. Сейчас принято называть себя верующими, и многие смотрят на историю церкви и христианства, словно сквозь «розовые очки». Однако на самом деле история христианства предстаёт отнюдь не в «розовом цвете». Она полна мрачных картин насилия, крови, дискриминации, разжигания межрелигиозной вражды и ненависти к инакомыслию. И помнить об этом нужно.

Нам кажется, что тоталитаризм советского времени явился как бы сам по себе, на пустом месте. Ещё глупее звучат рассуждения типа: «в Бога верить перестали, вот и получили», к которым нередко прибегают верующие.

Но в истории ничего не появляется просто так, на пустом месте. Всему есть свои причины. И в данном случае советская власть явилась ПРЕЕМНИЦЕЙ всего предшествующего исторического опыта. Она попросту унаследовала тоталитаризм предшествовавших времён, создав лишь свою новую идеологию.

В основе тоталитаризма и насилия лежит прежде всего тоталитарное МЫШЛЕНИЕ, сформированное в далёком прошлом. И одной из основ этого мышления является религиозность, построенная на идее «единственной» «истинной веры», религиозность, в которой прежде всего личность самого Бога выглядит тоталитарной. В этом состоит причина, почему верующие даже и в наше время с таким трудом воспринимают принципы гуманизма и свободы совести. Многие из них до сих пор утверждают, что гуманизм и свобода совести «от сатаны» и «идеология антихриста». К сожалению, стереотипы прежних времён изживаются с трудом.

Почему? Прежде всего, потому, что в немалой степени эти стереотипы питаются тем тоталитарным образом Бога, который запечатлён в священных книгах. Чтобы отказаться от этого образа, необходимо переосмыслить природу самих священных книг, признав, что они были отражением определённой исторической эпохи, а вовсе не эталоном морали на все времена. Иначе говоря, нужно признать, что священные книги имеют человеческую природу, а не божественную или, по крайней мере, не всё в них является откровением свыше. Подобная логика отнюдь не означает, что мы должны полностью отрицать духовные ценности, запечатлённые на страницах Библии или других священных книг (у народов других религий). Вот, к примеру, пояснение, из статьи Александра Меня «Библейская критика и проблема богодухновенности»:

« … возникает вопрос: нет ли в принятии библейской критики посягательства на нашу веру в боговдохновенностъ Писания? Не благочестивее ли признать, что Бог есть «автор Библии» в том смысле, что Он продиктовал в ней каждое слово?

Однако, во-первых, с представлением о библейском писателе как о пассивном орудии Промысла трудно согласовать различие стилей священных книг. У многих св. авторов стиль ярко индивидуальный, они явно принадлежат к разным кругам общества, у них разные обороты речи и выражения…

Во-вторых, … во многих местах Библии ощущается влияние той эпохи, в которую жил автор. Изучение памятников древности показывает, насколько широко авторы Библии пользовались лексиконом своего времени и как часто вводили в текст намеки на современные им события.

В-третьих, если Библия есть книга Истины по существу своему, то по форме она содержит большое число неточностей. …

И, наконец, самое важное: учение о священном писателе как о пассивном инструменте игнорирует богочеловеческий характер Домостроительства Божия. Священный автор не есть механический передатчик; он — живая личность, преломляющая и претворяющая Откровение Божие в своем собственном существе, передающая его через свой язык, мышление, эпоху.

Вдохновение великого художника или поэта всегда заключает в себе нечто таинственное, почти мистическое. Человек-творец как бы устремляется в запредельные сферы, в которых как живые созерцает открывшиеся ему образы. Нередко эти образы как бы преследуют художника, приходя извне, и настойчиво требуют своего воплощения. Часто художественные произведения превосходят по своей глубине и значительности даже мышление своего создателя! Именно поэтому для художников их творения — живые существа, которые им могут казаться реальней и дороже настоящих людей. Здесь исток легенды о скульпторе Пигмалионе, влюбившемся в высеченную им статую. Здесь объяснение того, как мог Пушкин восхищаться благородством Татьяны, а Тургенев плакать над своим нигилистом… Именно поэтому Алексей Толстой мог написать свои знаменитые строки о вдохновении поэта:

Тщетно, художник, ты мнишь, что творений твоих ты создатель.
Вечно носились они над землею, незримые оку.
Нет, то не Фидий воздвиг олимпийского славного Зевса;
Фидий ли выдумал это чело, эту львиную гриву,
Ласковый царственный взор из-под мрака бровей громоносных?
Нет, то не Гете великого Фауста создал, который
В древнегерманской одежде, но в правде великой вселенской
С образом сходен предвечным своим от слова до слова.
Или Бетховен, когда находил он свой марш похоронный,
Брал на себя этот ряд раздирающих душу аккордов,
Плач неутешной души над погибшей великого мыслью,
Рушенье светлых миров в безнадежную бездну хаоса.
Нет, эти звуки рыдали всегда в беспредельном пространстве,
Он же, глухой для земли, неземные подслушал рыданья.

В этом смысле каждое великое человеческое творение, будь то «Реквием» Моцарта или «Божественная комедия» Данте, можно назвать вдохновенным свыше. Но есть среди земных творений книга боговдохновенная по преимуществу, в которой человечеству открылись самые высокие истины, книга, на которой более всего лежит печать ее неземного происхождения. Эта книга — Библия, по справедливости признанная большинством человечества за Священное Писание.

Для христиан и верующих иудеев Библия есть документ Откровения, скрижаль веры. Но, разумеется, само Откровение и сама вера предшествуют Библии. Многие пророки проповедовали устно; Христос никогда ничего не писал и только после того, как люди приняли Его устное благовестие, после рождения веры, понадобилось Писание.

В Библии Церковь Ветхого и Нового Заветов опознает свою веру и поэтому канонизирует ее. Сейчас голос Христа и пророков доходит до нас через это Писание. Немыслимо было бы предположить, что, когда библейские авторы создавали его, они не получали особой помощи свыше, особого божественного вдохновения. Именно поэтому можно говорить о Библии, что она есть «Слово Божие».

Но при этом никогда нельзя забывать, что боговдохновенный автор «передает духовный опыт на человеческом языке» (А. Князев. О боговдохновенности Св. Писания.—«Правосл. Мысль», VIII, 1951 с. 121). Авторы Библии — это живые творческие люди: мыслители, пророки, мудрецы. Они жили в определенной стране в определенное время, писали при известных обстоятельствах.

Как солнечный луч преломляется через многоцветный витраж готического собора, так и Божественное Откровение в Библии проходит через призму индивидуальной психологии ‘ее авторов, которые принадлежали своему народу, своей культуре. Поэтому совершенно неправильно понимать многие места Библии (например, рассказ о сотворении мира и человека) буквально, не учитывая условий их написания, их преходящей исторической оболочки. Если же мы сумеем отделить эту оболочку от ядра, от самой сущности повествования, то перед нами откроется величественное и прекрасное учение о мире, человеке и Боге. Но для того, чтобы мы могли дать верную оценку исторической форме Библии, необходимо литературно-критическое ее изучение, которое, таким образом, может оказать существенную помощь в создании целостного христианского миросозерцания.

В Св. Писании мы имеем два аспекта — человеческий и божественный. Последний относится к глубинам Откровения, к самой непреходящей его сущности. Для постижения этой сферы Библии прежде всего требуется глубокая духовно-нравственная подготовка. Поэтому толкования Святых Отцов и подвижников благочестия остаются для христианского сознания вечной ценностью.

Человеческая же, земная форма Св. Писания нуждается, кроме того, в исторической экзегезе, использующей многие вспомогательные дисциплины.

Людям, которые с детства сжились со старыми концепциями Священной Истории, многое в нашей повести должно показаться странным, непривычным и даже режущим слух. Но поиски правды должны быть для нас дороже любых привычек и традиций. А реальная история, реальная жизнь всегда прекрасней вымысла, даже самого причудливого.»

Понятно, что различать в Библии божественное и человеческое разные люди могут по-разному. В католичестве эта проблема решается универсальной директивой «сверху»: отделять божественное от человеческого может только официальное учительство церкви. Ясно, что люди, не признающие, это учительство непогрешимым, могут иметь совершенно иные точки зрения, и упрекнуть их в этом невозможно: если в Библии действует человеческий фактор, способный ошибаться, то действует он и в церкви, состоящей из обычных людей. Вообще происхождение церковной догмы и её насаждение (опять-таки, часто насильственное) заслуживает отдельного освящения.

После этого небольшого пояснения обратимся теперь к рассмотрению библейских корней нетерпимости и насилия в вере. Приведу в качестве примеров несколько текстов.

Начну с наиболее «гуманного» (по сравнению с теми, которые приведу далее) примера.

Священник Ездра после вавилонского плена настаивает на том, чтобы евреи отослали от себя иноземных жён вместе с детьми, главным образом для сохранения «чистоты веры»:

«1 По окончании сего, подошли ко мне начальствующие и сказали: народ Израилев и священники и левиты не отделились от народов иноплеменных с мерзостями их, от Хананеев, Хеттеев, Ферезеев, Иевусеев, Аммонитян, Моавитян, Египтян и Аморреев,
2 потому что взяли дочерей их за себя и за сыновей своих, и смешалось семя святое с народами иноплеменными, и притом рука знатнейших и главнейших была в сем беззаконии первою.
3 Услышав это слово, я разодрал нижнюю и верхнюю одежду мою и рвал волосы на голове моей и на бороде моей, и сидел печальный.» (Ездра, 9 гл.)

«2 И отвечал Шехания, сын Иехиила из сыновей Еламовых, и сказал Ездре: мы сделали преступление пред Богом нашим, что взяли себе жен иноплеменных из народов земли, но есть еще надежда для Израиля в этом деле;
3 заключим теперь завет с Богом нашим, что, по совету господина моего и благоговеющих пред заповедями Бога нашего, мы отпустим от себя всех жен и детей, рожденных ими, — и да будет по закону!
4 Встань, потому что это твое дело, и мы с тобою: ободрись и действуй!
5 И встал Ездра, и велел начальствующим над священниками, левитами и всем Израилем дать клятву, что они сделают так. И они дали клятву.

10 И встал Ездра священник и сказал им: вы сделали преступление, взяв себе жен иноплеменных, и тем увеличили вину Израиля.
11 Итак покайтесь в сем пред Господом Богом отцов ваших, и исполните волю Его, и отлучите себя от народов земли и от жен иноплеменных». (Ездра, 10 гл.)

«23 Еще в те дни я видел Иудеев, которые взяли себе жен из Азотянок, Аммонитянок и Моавитянок;
24 и оттого сыновья их в половину говорят по-азотски, или языком других народов, и не умеют говорить по-иудейски.
25 Я сделал за это выговор и проклинал их, и некоторых из мужей бил, рвал у них волоса и заклинал их Богом, чтобы они не отдавали дочерей своих за сыновей их и не брали дочерей их за сыновей своих и за себя.
26 Не из-за них ли, говорил я, грешил Соломон, царь Израилев? У многих народов не было такого царя, как он. Он был любим Богом своим, и Бог поставил его царем над всеми Израильтянами; и однако же чужеземные жены ввели в грех и его.
27 И можно ли нам слышать о вас что вы делаете все сие великое зло, грешите пред господом богом нашим, принимая в сожительство чужеземных жен?
28 И из сыновей Иоиады, сына великого священника Елиашива, один был зятем Санаваллата, Хоронита. Я прогнал его от себя.
29 Воспомяни им, Боже мой, что они опорочили священство и завет священнический и левитский!
30 Так очистил я их от всего чужеземного и восстановил службы священников и левитов, … Помяни меня, Боже мой, во благо мне!» (Неем, 13 гл.)

Понятно, что Ездра действует в рамках своей эпохи и мировоззрения: евреи – «святой», то есть «отделённый» из всех народов народ, и смешение с другими народами запретно, поэтому прогнать в массовом количестве «иноземных» жён вместе с рождёнными ими детьми, является поступком праведным…

Теперь я перейду к более суровым примерам нетерпимости и насилия.

Исход, 32: пока Моисей на горе получал скрижали Закона Божия, народ сделал золотого тельца по типу поклонения, принятого в Египте, и вот реакция Моисея:

«25 Моисей увидел, что это народ необузданный, ибо Аарон допустил его до необузданности, к посрамлению пред врагами его.
26 И стал Моисей в воротах стана и сказал: кто Господень, [иди] ко мне! И собрались к нему все сыны Левиины.
27 И он сказал им: так говорит Господь Бог Израилев: возложите каждый свой меч на бедро свое, пройдите по стану от ворот до ворот и обратно, и убивайте каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего.
28 И сделали сыны Левиины по слову Моисея: и пало в тот день из народа около трех тысяч человек.»

Следующий эпизод – Числа, 25:

« 1 И жил Израиль в Ситтиме, и начал народ блудодействовать с дочерями Моава,
2 и приглашали они народ к жертвам богов своих, и ел народ [жертвы их] и кланялся богам их.
3 И прилепился Израиль к Ваал-Фегору. И воспламенился гнев Господень на Израиля.
4 И сказал Господь Моисею: возьми всех начальников народа и повесь их Господу перед солнцем, и отвратится от Израиля ярость гнева Господня.
5 И сказал Моисей судьям Израилевым: убейте каждый людей своих, прилепившихся к Ваал-Фегору.
6 И вот, некто из сынов Израилевых пришел и привел к братьям своим Мадианитянку, в глазах Моисея и в глазах всего общества сынов Израилевых, когда они плакали у входа скинии собрания.
7 Финеес, сын Елеазара, сына Аарона священника, увидев это, встал из среды общества и взял в руку свою копье,
8 и вошел вслед за Израильтянином в спальню и пронзил обоих их, Израильтянина и женщину в чрево ее: и прекратилось поражение сынов Израилевых.
9 Умерших же от поражения было двадцать четыре тысячи.
10 И сказал Господь Моисею, говоря:
11 Финеес, сын Елеазара, сына Аарона священника, отвратил ярость Мою от сынов Израилевых, возревновав по Мне среди их, и Я не истребил сынов Израилевых в ревности Моей;
12 посему скажи: вот, Я даю ему Мой завет мира,
13 и будет он ему и потомству его по нем заветом священства вечного, за то, что он показал ревность по Боге своем и заступил сынов Израилевых.
14 Имя убитого Израильтянина, который убит с Мадианитянкою, было Зимри, сын Салу, начальник поколения Симеонова;
15 а имя убитой Мадианитянки Хазва; она была дочь Цура, начальника Оммофа, племени Мадиамского.
16 И сказал Господь Моисею, говоря:
17 враждуйте с Мадианитянами, и поражайте их …»

Здесь мы встречаемся с образом Бога – «ревнителя», для которого чрезвычайно важно, чтобы люди поклонялись именно Ему, и никому другому, а убийство тех, кто посмел нарушить это требование, называется «ревностью по Богу» и ставится в заслугу.

Понятно, что дело снова происходит в определённом историческом контексте. Моисей по сути создаёт национальную религию на всю последующую историю евреев. Эта религия в дальнейшем станет главной основой идентичности этого народа, благодаря которой он не исчезнет, несмотря на ассимиляцию среди других народов, несмотря на многовековые гонения антисимитизма. Мы видим, что Моисей вынужден насаждать религию и нравственные заповеди через насилие. Однако поскольку всё это освещено Божественным авторитетом, для многих верующих веками запечатлевается тоталитарный образ Бога, которому угодно насилие в вере. В дальнейшем это окажет сильное влияние на христианство с инквизициями, крестовыми походами и отрицанием свободы совести.

Вот ещё отрывки о ненависти к инаковерию и суровых методах насаждения религии и заповедей.

Второзаконие, 13:

«1 Если восстанет среди тебя пророк, или сновидец, и представит тебе знамение или чудо,
2 и сбудется то знамение или чудо, о котором он говорил тебе, и скажет притом: «пойдем вслед богов иных, которых ты не знаешь, и будем служить им», —
3 то не слушай слов пророка сего, или сновидца сего; ибо чрез сие искушает вас Господь, Бог ваш, чтобы узнать, любите ли вы Господа, Бога вашего, от всего сердца вашего и от всей души вашей;
4 Господу, Богу вашему, последуйте и Его бойтесь, заповеди Его соблюдайте и гласа Его слушайте, и Ему служите, и к Нему прилепляйтесь;
5 а пророка того или сновидца того должно предать смерти за то, что он уговаривал вас отступить от Господа, Бога вашего, выведшего вас из земли Египетской и избавившего тебя из дома рабства, желая совратить тебя с пути, по которому заповедал тебе идти Господь.
6 Если будет уговаривать тебя тайно брат твой, [сын отца твоего или] сын матери твоей, или сын твой, или дочь твоя, или жена на лоне твоем, или друг твой, который для тебя, как душа твоя, говоря: «пойдем и будем служить богам иным, которых не знал ты и отцы
7 богам тех народов, которые вокруг тебя, близких к тебе или отдаленных от тебя, от одного края земли до другого, —
8 то не соглашайся с ним и не слушай его; и да не пощадит его глаз твой, не жалей его и не прикрывай его,
9 но убей его; твоя рука прежде всех должна быть на нем, чтоб убить его, а потом руки всего народа;
10 побей его камнями до смерти, ибо он покушался отвратить тебя от Господа, Бога твоего, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства;
11 весь Израиль услышит сие и убоится, и не станут впредь делать среди тебя такого зла.
12 Если услышишь о каком-либо из городов твоих, которые Господь, Бог твой, дает тебе для жительства,
13 что появились в нем нечестивые люди из среды тебя и соблазнили жителей города их, говоря: «пойдем и будем служить богам иным, которых вы не знали», 14 то ты разыщи, исследуй и хорошо расспроси; и если это точная правда, что случилась 15 порази жителей того города острием меча, предай заклятию его и все, что в нем, и скот его порази острием меча»

Второзаконие, 17:

«2 Если найдется среди тебя в каком-либо из жилищ твоих, которые Господь, Бог твой, дает тебе, мужчина или женщина, кто сделает зло пред очами Господа, Бога твоего, преступив завет Его,
3 и пойдет и станет служить иным богам, и поклонится им, или солнцу, или луне, или всему воинству небесному, чего я не повелел,
4 и тебе возвещено будет, и ты услышишь, то ты хорошо разыщи; и если это точная правда, если сделана мерзость сия в Израиле,
5 то выведи мужчину того, или женщину ту, которые сделали зло сие, к воротам твоим и побей их камнями до смерти.
6 По словам двух свидетелей, или трех свидетелей, должен умереть осуждаемый на смерть: не должно предавать смерти по словам одного свидетеля;
7 рука свидетелей должна быть на нем прежде всех, чтоб убить его, потом рука всего народа; и так истреби зло из среды себя.»

Левит, 20:

«10 Если кто будет прелюбодействовать с женой замужнею, если кто будет прелюбодействовать с женою ближнего своего, — да будут преданы смерти и прелюбодей и прелюбодейка.
11 Кто ляжет с женою отца своего, тот открыл наготу отца своего: оба они да будут преданы смерти, кровь их на них.
12 Если кто ляжет с невесткою своею, то оба они да будут преданы смерти: мерзость сделали они, кровь их на них.
13 Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною, то оба они сделали мерзость: да будут преданы смерти, кровь их на них.
14 Если кто возьмет себе жену и мать ее: это беззаконие; на огне должно сжечь его и их, чтобы не было беззакония между вами.
15 Кто смесится со скотиною, того предать смерти, и скотину убейте.
16 Если женщина пойдет к какой-нибудь скотине, чтобы совокупиться с нею, то убей женщину и скотину: да будут они преданы смерти, кровь их на них.
17 Если кто возьмет сестру свою, дочь отца своего или дочь матери своей, и увидит наготу ее, и она увидит наготу его: это срам, да будут они истреблены пред глазами сынов народа своего; он открыл наготу сестры своей: грех свой понесет он.
18 Если кто ляжет с женою во время болезни кровоочищения и откроет наготу ее, то он обнажил истечения ее, и она открыла течение кровей своих: оба они да будут истреблены из народа своего».

Из последнего стиха особенно ярко видна архаичность представлений той эпохи. Само собою, что для нас кажется совершенно негуманным предать смерти людей за прелюбодеяние. Но поубивать весь скот в городе, жители которого стали идолопоклонниками, или убить скотину, с которой человек занялся сексом (зоофилия), или убить супругов только потому, что они вступили в интимную связь во время женской менструации, — все эти примеры очень ярко показывают понятия о ритуальном осквернении. Иначе говоря, скот язычников тоже оказывается «нечист», как и скотина в случае зоофилии, как и осквернение от прикосновения к крови делает «нечистыми». Подобных архаичных представлений об «осквернении» в Библии – великое множество. Это наиболее яркие примеры необходимости читать Библию, учитывая культурный и исторический КОНТЕКСТ событий.

А вот слова, которые вдохновили массу людей в период средневековья вести пресловутую «охоту на ведьм»:

«Ворожеи не оставляй в живых» (Исх. 22, 18).

Следующий отрывок касается «освящения» жесточайших методов войны — 1 Цар, 15:

«1 И сказал Самуил Саулу: Господь послал меня помазать тебя царем над народом Его, над Израилем; теперь послушай гласа Господа.
2 Так говорит Господь Саваоф: вспомнил Я о том, что сделал Амалик Израилю, как он противостал ему на пути, когда он шел из Египта (заметим, что речь идёт о событиях многолетней давности, то есть о потомках описанных народов!);
3 теперь иди и порази Амалика [и Иерима] и истреби все, что у него; [не бери себе ничего у них, но уничтожь и предай заклятию все, что у него;] и не давай пощады ему, но предай смерти от мужа до жены, от отрока до грудного младенца, от вола до овцы, от верблюда до осла.
7 И поразил Саул Амалика от Хавилы до окрестностей Сура, что пред Египтом;
8 и Агага, царя Амаликова, захватил живого, а народ весь истребил мечом [и Иерима умертвил].»

Конечно, мы имеем дело с теологической ИНТЕРПРЕТАЦИЕЙ исторических событий. Так же как и в случае известных войн Иисуса Навина или Давида. Придать подобным описаниям статус Божественных предписаний означает освятить фактически массовый геноцид. И как после этого можно упрекнуть мусульман с их джихадом?

Приведу попутно, каким образом истолковывается джихад не-экстремистски настроенными мусульманами:

Джихад — это действия, направленные на защиту Ислама. Условно можно сказать, что он бывает:

1. Военным («Сражайтесь с теми, кто воюет против вас, но не нападайте первыми, не любит Бог нападающими первых» Коран сура 2, аят 190) для защиты от вооруженной агрессии, для спасения угнетенных и распространения справедливости. Имам Али свою борьбу с Муавией считал джихадом. Однако, рекомендуется перед войной использовать все средства для сохранения мира.

2. Для обеспечения экономической безопасности. Например, развитие промышленности в Египте во второй половине 20 века называлось джихадом.

3. Джихад, который ведется для внутреннего совершенствования. Например, имам Хомейни в «Религиозном и политическом завещании» написал: «Но самыми высочайшими областями знаний, которые должны стать предметом всеобщего изучения, являются исламские гуманитарные науки, такие как исламская этика, учение о самосовершенствовании и др. Это и есть величайший джихад».»

Аналогичным образом духовная интерпретация Библии подразумевает под «священными войнами» внутренние сражения человека с грехом.

Итак, главной моей идеей является то, что священные книги писались в определённом историческом контексте и относиться к этим описаниям следует как к ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ, а не как к божественным.

Возьмём, к примеру, слова псалма 136 о вавилонских поработителях евреев:

«8 Дочь Вавилона, опустошительница! блажен, кто воздаст тебе за то, что ты сделала нам!
9 Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень!»

Автор выплёскивает в стихах всю мощь ненависти к врагам, и трудно его осуждать за это. Но не надо забывать при этом, что он был человеком СВОЕЙ ЭПОХИ с тогдашними нравами. Придание этим нравам божественного статуса ведёт к ужасающим последствиям. В сознании людей остаётся образ Бога-воителя, ненавидящего противников веры и любящего поражать врагов.

Например,

«9 Рука Твоя найдет всех врагов Твоих, десница Твоя найдет [всех] ненавидящих Тебя.
10 Во время гнева Твоего Ты сделаешь их, как печь огненную; во гневе Своем Господь погубит их, и пожрет их огонь.
11 Ты истребишь плод их с земли и семя их — из среды сынов человеческих,
12 ибо они предприняли против Тебя злое, составили замыслы…
13 Ты поставишь их целью, из луков Твоих пустишь стрелы в лице их» (Пс. 20)

Но если таким является Бог, значит, людям не только позволительно воевать с «врагами веры», но даже и похвально, ибо это богоугодно:

«21 Мне ли не возненавидеть ненавидящих Тебя, Господи, и не возгнушаться восстающими на Тебя?
22 Полною ненавистью ненавижу их: враги они мне.» (Пс. 138)

Поэтому теперь от библейских примеров перейдём к нескольким эпизодам истории христианства, основанным на той же логике.

На рисунке: средневековое сожжение на костре

Оставляя в стороне борьбу с ересями и еретиками в эпоху Вселенских Соборов, которая вдохновляется той же идеей, что Богу угодно насилие ради «торжества веры», перейдём к средним векам.

Известный богослов Запада Фома Аквинский учил, что если язычники не узрели света истины, то еретики отвернулись от него и тем самым совершили преступления против святого духа и собственной совести. Поэтому, добавлял Фома Аквинский, еретиков «надо заставлять, далее используя физическое принуждение, выполнять то, что они обещали, и сохранять то, что они однажды признали». Отсюда рождается оправдание методов «святой инквизиции». Именно на этом основании Григорий XVI в 1832 году объявил безумием свободу совести, а в 1864 году она была официально осуждена римским престолом. Заметим, что в наши дни право на свободу совести запечатлено в документах 2 Ватиканского Собора.

Другой пример. Мартин Лютер во время восстания крестьян под началом Томаса Мюнцера призывает князей убивать восставших «как бешенных псов», мотивируя это тем, что Господь затопил весь мир потопом и уничтожил Содом огнем, чтобы истребить нечестивых.

В России непримиримым гонителем еретиков был игумен Волоколамского монастыря Иосиф Волоцкий. Иосиф обрушил на еретиков немало богословско-полемических «Слов», написанных в злобно-воинствующем духе. В «огненных казнях» и тюрьмах Иосиф видел «ревность» по православной вере. Он проповедовал, что руками палачей казнит еретиков сам «святой дух». Убеждая царя в необходимости физического уничтожения еретиков, Иосиф говорил, что «грешника или еретика руками убить или молитвой едино есть» и что казнить еретика — значит «руку освятить». Необходимость суровых мер против еретиков Иосиф подтверждал примерами из ветхозаветной истории. Он ссылался также на примеры из жизни представителей церкви, например Льва Катежского, который якобы одной своей епитрахильей сжег еретика Лиодора. Иосиф обращался также к «градским» законам, вошедшим в состав Кормчей книги, которые предписывали карать смертной казнью за переход из православия в другую религию. Жестокие «градские» законы, преследовавшие свободу совести, Иосиф называл «божественным писанием», подобным пророческим и апостольским книгам.

После Иосифа к борьбе с еретиками призывал московский митрополит Даниил. Обосновывая казни еретиков, Даниил в своих проповедях приводил слова Иоанна Златоуста, оправдывавшего казнь «по воле божьего человеколюбия», а также епископа Емесского Евсевия, учившего, что «убийство бога ради несть убийство». В обоснование своих инквизиционных взглядов Даниил ссылался и на блаженного Феодорита, говорившего, что и Моисей велел убивать лжепророков. Запрещая общение с еретиками, Даниил старался вызвать к ним чувство «совершенной ненависти». Он убеждал «воззревать против врагов божьих» «божественной ревностью и проявлять к ним праведную ярость»

Для расправы с раскольниками-старообрядцами в 1685 г. был издан указ, известный под именем «12 статей о раскольниках». Этот указ санкционировал массовый террор под видом охраны «чистоты» православия. Творцом указа был фанатик и злейший враг раскольников патриарх Иоаким, считавший делом своей жизни «искоренение злого плевела еретического вконец». Указ предписывал пытать тех, кто не подчинялся официальной церкви и ее служителям. Раскольников предлагалось сжигать в срубе, а пепел их развеивать по ветру. Раскольников, раскаявшихся под пытками, предписывалось заключать в монастырские тюрьмы и держать пожизненно в строгом заточении.

Подобных примеров на протяжении истории христианства, в том числе и на Руси, множество.

Заметим, что и само крещение Руси проходило в атмосфере борьбы с прежней народной верой путём насилия. Вот один из летописных примеров:

«В Новгороде люди, увидев, что Добрыня идет крестить их, учинили вече и заклялись все не пустить их в город и не дать опровергнуть идолов. И когда он пришел, они, разметав мост великий, вышли с оружием, и какими бы угрозами или ласковыми словами их Добрыня ни увещевал, они и слышать не хотели, и вывели два самострела больших со множеством камней, и поставили их на мосту, как на настоящих своих врагов. Высший же над славянскими жрецами Богомил, который из-за своего красноречия был наречен Соловьем, запрещал людям покоряться.

Мы же стояли на торговой стороне, ходили по торжищам и улицам, и учили людей, как могли. Но гибнущим в нечестии слово крестное, которое апостол сказал, явилось безумием и обманом. И так мы пребывали два дня и крестили несколько сот людей.

Тоща тысяцкий новгородский Угоняй, ездил повсюду и кричал: «Лучше нам помереть, нежели богов наших дать на поругание.» Народ же оной страны, рассвирипев, дом Добрыни разорил, имение разграбил, жену и родных его избил. Тысяцкий же Владимиров Путята, муж смышленый и храбрый, приготовив ладью и избрав от ростовцев 500 человек, ночью переправился выше города на ту сторону и вошел в город, и никто не остерегся, так как все видевшие их думали, что видят своих воинов. Он же, дойдя до двора Угоняя, его и других первых мужей тотчас послал к Добрыне за реку. Люди же той страны, услышав про это, собрались до 5000, обступили Путяту, и была между ними злая сеча. Некоторые пошли и церковь Преображения Господня разметали и дома христиан стали грабить. А на рассвете подоспел Добрыня с бывшими с ним воинами, и повелел он у берега некоторые дома поджечь, чем люди были весьма устрашены, и побежали они тушить огонь; и тотчас перестали сечь, и тоща первые мужи, придя к Добрыне, стали просить мира.

Добрыня же, собрав воинов, запретил грабеж, и тотчас сокрушил идолов, деревянные сжег, а каменные, изломав, низверг в реку; и была нечестивым великая печаль. Мужи и жены, видев это, с воплем великим и слезами просили за них, будто за настоящих богов. Добрыня же, насмехаясь, им говорил: «Что, безумные, сожалеете о тех, которые себя оборонить не могут, какую пользу вы от них чаять можете». И послал всюду, объявив, чтоб все шли ко крещению. <…> И пришли многие, а не хотящих креститься воины притаскивали и крестили, мужчин выше моста, а женщин ниже моста. <…> И так крестя, Путята шел к Киеву. Потому люди и поносят новгородцев, мол, их Путята крестил мечем, а Добрыня огнем.» (Лаврентьевская летопись)

Насильственное обращение в веру и навязывание догматов церкви проходит через всю историю христианства как на католическом Западе, так и на православном Востоке. Так же как и физическое уничтожение или репрессии против еретиков и против покидающих веру (чаще всего это были возвращающиеся к религии предков насильственно «обращённые» в христианство). Эта проблема заслуживает отдельного освящения, поэтому здесь я её касаюсь лишь вкратце.

Понятно, что в основном всё это насилие вдохновлялось примерами из Ветхого Завета. Новый Завет не призывает к насилию в вопросах веры. И даже тогда, когда речь идёт о суде Бога, в основном Новый Завет говорит о праведном суде по делам, а не по убеждениям.

Правда, есть место, где апостол Павел предрекает суд Божий, ни больше, ни меньше, за то, что люди не пожелали принять слов его проповеди. Хотя стихом выше ясно, что это написано не просто в контексте неверия, а в контексте гонений на христиан:

«6 Ибо праведно пред Богом — оскорбляющим вас воздать скорбью,
7 а вам, оскорбляемым, отрадою вместе с нами, в явление Господа Иисуса с неба, с Ангелами силы Его)
8 в пламенеющем огне совершающего отмщение не познавшим Бога и не покоряющимся благовествованию Господа нашего Иисуса Христа,
9 которые подвергнутся наказанию, вечной погибели, от лица Господа и от славы могущества Его,
10 когда Он приидет прославиться во святых Своих и явиться дивным в день оный во всех веровавших, так как вы поверили нашему свидетельству.» (2 Фес. 1 гл.)

Таким образом, эти слова приобретают контекст утешения гонимых, хотя, конечно, утешение это весьма относительное. Что за радость в предвкушении погибели врагов?!

Пройдёт ещё много столетий, пока христианство созреет к более глубокому осознанию любви и милости Бога ко всем без исключения, чему как раз и учил Иисус (!!!)

И в этом, безусловно, есть победа духа (основной сути) священных книг над буквой.

«И что такое сердце милующее? — пишет в 7 веке сирийский отшельник святой Исаак Сирин, — и сказал: Возгорение сердца у человека о всем творении, о человеках, о птицах, о животных, о демонах и о всякой твари. При воспоминании о них и при воззрении на них очи у человека источают слезы от великой и сильной жалости, объемлющей сердце. И от великого терпения умаляется сердце его, и не может оно вынести или слышать, или видеть какого-либо вреда или малой печали, претерпеваемых тварию. А посему и о бессловесных, и о врагах истины, и о делающих ему вред ежечасно со слезами приносит молитву, чтобы сохранились и очистились а также и о естестве пресмыкающихся молится с великою жалостию, какая без меры возбуждается в сердце его по уподоблению во всем Богу». (Исаак Сирин, Слово 48)

Интересно, что известный русский святой — преп. Нил Сорский, бывший противником идеологии Иосифа Волоцкого, постоянно приводит мысли св. Исаака по разным вопросам духовно-нравственной жизни.

Подобная же победа духа над буквой Писания, вероятно, произошла и в иудаизме, через некий аналог того, что у христиан носит название Святого Предания – в Талмудических истолкованиях Ветхого Завета. Вот этот пример я обнаружила в книге П. Полонского «Евреи и христианство» (о любви к врагам):

«И даже про врагов-язычников, египтян, угнетавших евреев сотни лет, талмудический мидраш говорит:

Когда египтяне, погнавшиеся за евреями, тонули в море, ангелы-служители хотели петь хвалебную песнь справедливости Творца. Но Всевышний сказал им: Как! Мои создания тонут в море, а вы хотите петь хвалебную песнь?!»

И хотя как в иудаизме, так и в христианстве по-прежнему сохраняется идея Божественного суда, главный упор всё-таки делается не на справедливом гневе Бога, который насылает всевозможные кары на головы бедных грешников, а на Его милосердии, любви и милости. Как пишет о том апостол Иаков: «милость превозносится над судом».

Но как и в истории религии, так и в личной духовной жизни отдельного человека, должно пройти долгое время, чтобы человек «созрел» для понимания этих истин. А многие, упиваясь буквой Ветхого Завета, отражающую далёкий духовно-исторический этап, так и не созрели до сих пор.

И сейчас, когда я пишу эти строки, я прекрасно понимаю, как много людей с фанатизмом будет утверждать, что Библия есть Писание боговдохновенное, и попытка увидеть в ней ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ, то есть КУЛЬТУРО-ИСТОРИЧЕСКОЕ происхождение, есть ересь. И эти люди, дай им волю, с радостью вернутся к дореволюционным репрессиям против инакомыслия.

Так зачем же винить советскую власть в тоталитаризме? Она была ПРЕЕМНИЦЕЙ предшествовавшей многовековой диктатуры нетерпимости к инакомыслию.

Реклама